Использование материалов 1artchannel разрешено только при наличии ссылки на источник. Все права на фотографии и тексты принадлежат авторам.
© 2015-2019 1artchannel

О НАС

"Отражения" в Музее Москвы

28 Jan 2016

26 января в рамках международного фестиваля современного кино «2morrow» в Музее Москвы открылась выставка современного искусства «Отражения», организованная кураторами московской «Галереи 21».

 

 

По словам Татьяны Шерстюк, сокуратора выставки, ее задача – «сделать некий срез видения художниками актуальных событий, причём актуальных не с точки зрения того, что СМИ считает актуальным, а с точки зрения непосредственно художников». Шерстюк отмечает, что такие ситуации возникают часто: «то, что считается важным в какой-то момент, становится абсолютно неважным через некоторое время, и наоборот – какие-то незначительные события оказываются поворотными в истории. Более того, фотожурналистика и видеожурналистика лишили художника роли историка. То есть появились цифровые средства, которые этот жанр абсолютно вытеснили. Нам же было интересно посмотреть, что получится, если здесь будет отражена именно личная точка зрения художника».

 

 Ксения Подойницына и Татьяна Шерстюк

 

Выставка располагается в Красном зале Музея Москвы, предваряя зрительный зал, в котором проходит кинофестиваль. Здесь представлены работы самых разных жанров – полотна Сергея Лоцманова и Александра Погоржельского; видео-арт Сергея Катрана, Наташи Дамберг, Недда Аль-Мадани, Алессандро Дамиано и других; выполненные в необычной технике – смолой с пигментом по стеклу – работы Владимира Потапова, а также множество разнообразных инсталляций.

 

 

Особое внимание публики привлекли расположенные в центре зала работы Марины Звягинцевой: три инсталляции, основой для которых послужили металлические кровати. С разрешения автора посетители садились и ложились на эти кровати, поднимали соединённые пружинами бутафорские блоки. В своём интервью для 1artchannel.com художница охотно поделилась теми впечатлениями и ощущениями, которые она воплотила в своих работах.

 

 - Что Вас натолкнуло на мысль использовать именно металлические кровати для создания инсталляций?

 

 - На самом деле я кровати использую очень давно, с 2009 года. Я живу в спальном районе в Жулебино, и первый мой кураторский и художественный проект – это было public art на улице: 70 художников, каждому из которых дали по железной кровати, и выставили их вдоль забора около метро Волжская. С тех пор кровать проходит такой красной нитью через всё моё творчество. У меня кровати были разные, у меня был «Ежедневник», очень милый, где кольца, соединяющие две плиты, были цветные. Но время изменилось, и эти кольца тоже модернизировались, они стали теперь более воинственными.

 

 - Это связано с нынешними политическими событиями?

 

 - Я думаю, что да. Просто мы сейчас уже живём в эпоху информационной войны. Кровать – это наше интимное пространство, да? И в наше интимное пространство стали влезать события, которые раньше казались очень далёкими. Война уже является частным делом практически каждого, даже споры между друзьями, между близкими людьми – они уже заполняют всё наше пространство, не говоря о социальных сетях. И поэтому у меня ощущение, что наша серая жизнь теперь окрашена воинственными настроениями.

 

 - Эти патроны соединены линейками – они что-то означают?

 

 - Это кольца ежедневника, то есть это как бы разные люди, и они соединены не добрыми отношениями, а воинственными. А линейка ведёт отсчёт от одного человека к другому через какое-то количество патронов. И постепенно получается неравное взаимодействие – одна половина кровати больше другой, отсюда некое давление.

 

 - Эти отверстия и сколы – Вы их делали сами?

 

 - Конечно. Это всё сделано мной, в том числе и кровати.

 

- То есть кровати - это скульптура, а не ready made?

 - Нет. Из двух разных кроватей сделана одна. Здесь идея в том, что это не двуспальная кровать – она  составлена из двух разных кроватей, которые превращаются в единое пространство. Мы ведь живём в едином мире. Но он расколот войной.

 

 - Арт-объект «Спальный район», его экран – это аллегория телевизора?

 

 - Да. Это то, что нас окружает. Всё серое, и картинка мелькает только в телевизоре. Я его сделала только в 2009 году, но он до сих пор актуален. Сейчас ещё более актуален, потому что телевизор давит на нас своей информацией и пытается нас убаюкать. Он нам рассказывает, и там идёт одна и та же картинка, несмотря на то, что переключается канал. Цветная каша, которая нас завораживает, приводит в такой гипнотический сон. Поэтому телевизор – это некая довлеющая масса, которая висит над человеком и пытается его отвлечь от того, что вокруг.

 

 - Эти крепления кажутся довольно хрупкими, не покидает ощущение, будто эта масса может сорваться и придавить.

 

 - Под него страшно ложиться, да, на самом деле.

 

 - Я бы не рискнула.

 

 - А Вы попробуйте. (Смеётся). На самом деле для того, чтобы посмотреть этот телевизор, надо лечь под этот блок. То есть, если хочешь посмотреть, что там на экране, приходится под него ложиться.

 

 

 

Большая часть работ на выставке была в той или иной степени посвящена политическим и экономическим событиям, – войне на Донбассе, экономическому кризису, – и тем более интересно и неожиданно смотрелась на ней инсталляция художника Ильи Федотова-Фёдорова «Смерть Министра», посвящённая муравьиной матке, умершей от голода. Событие, казалось бы, совершенно незначительное для постороннего зрителя, буквально оживает перед нами, заставляя разделить с художником его личное горе.

 

 

 - Как Ваша работа связана с общей концепцией выставки? Она посвящена муравьям, точнее, муравьиной матке по имени Министр, но как это вписывается в общий лейтмотив?

 

 - Общая концепция выставки – это то, как художники воспринимают различные события, и здесь нет границы того, что это должно быть событие политическое или обязательно связанное с Россией, и так далее. У меня было личное событие – умерла муравьиная матка. Для меня это трагедия, потому что это сложно – вырастить целый муравейник из одной матки. Поэтому я взял именно его.

 

 - То есть это своеобразный кенотаф этой матки?

 

 - Не совсем, матка действительно лежит там, то есть это вполне реальная могила. Правда, тут нет стен, а так, в общем-то, это реальная гробница, которой является вот этот маленький аквариум. А из-за того, что я назвал матку Министр, появился и другой подтекст, второе дно. Хотя я ничего такого не подразумевал, для меня это сугубо личная история.

 

 - А чем Вы кормите Ваши муравьиные колонии? Как проходит процесс их выращивания?

 - В аквариуме, рядом с самой маткой лежит то, чем она кормится, можете подойти и поближе рассмотреть. Это мёд, сахар, измельчённые зёрна и семена мака.

 

 - Так границу этой инсталляции можно пересекать?

 

 - Да, можно. Было. (Смеётся) Но сейчас, так как люди чуть не разбили мне большой аквариум, я решил её ограничить, потому что они, как видите, пока бесконтрольны.

 

1/5

По словам куратора выставки, Ксении Подойницыной, «Галерея 21» в ближайшее время планирует «не менее интересные проекты», в частности, персональную выставку Сергея Катрана, одного из художников галереи. Выставка «Отражения» продлится до 31 января – её закрытие пройдёт параллельно с закрытием кинофестиваля.

Please reload

  • Vkontakte - Black Circle
  • Facebook - Black Circle
  • Instagram - Black Circle

Читайте также:

Бэнкси открывает онлайн-магазин

November 6, 2019

Даша Жукова вышла замуж за коллекционера Ставроса Ниархоса

November 1, 2019

Третьяковская галерея получила в дар произведения современных российских художников

October 28, 2019

1/16
Please reload