top of page

Татьяна Удрас: «Коллекции как дети»

Мир стекла – таинственный и безграничный. Не многим удается познать его эстетику. В связи с недавно открывшейся выставкой во Всероссийском музее декоративного искусства нам удалось побеседовать с Татьяной Удрас, которая в этот раз решила представить публике коллекцию изделий мастеров Ленинградского завода художественного стекла.


- Не можем не отметить – женщина-коллекционер как явление сейчас встречается все чаще, что не может не радовать. Сейчас на слуху многие имена, например, Инна Баженова, Елена Воронина. Вы испытываете какое-то пристальное внимание от культурного сообщества к своей персоне?


- Нет, не испытываю. Я довольно закрытый человек, у меня нет галереи, как у Инны и Лены, я не организую, как Маргарита Пушкина, ярмарки современного искусства, и не открываю музеи, как Даша Жукова. Мне достаточно для счастья просто собирать коллекции.

- Судя по вашим проектам, у вас крайне разносторонние, но серьезные, интересы как коллекционера, что встречается не так часто. Причем, различных временных периодов. Как так сложилось?


- Коллекции сами находят своих хозяев! Это вам любой коллекционер подтвердит! Примерно как ребенок приходит в семью. Мы не выбираем, в какой семье родиться, а вот сформировать достойную коллекцию сродни воспитанию. Заявляю как мама троих детей!


- Давайте попробуем подвести черту: какие на данный момент ваши ключевые направления коллекционирования и сколько у вас предметов в каждой группе? Приветствуется приведение цифр.


- Первая серьезная коллекция – это дореволюционный художественный чугун Каслинского и Кусинского заводов. В коллекции порядка 400 предметов. Следующая коллекция – это русский портрет конца XVIII – начала XIX веков, включающая в себя как масляную живопись, так и графику. В ней порядка 200 вещей. Современная графика, купленная в группе "Шар и крест" во время пандемии – примерно 150 работ. И ленинградское стекло и хрусталь. Это самая молодая коллекция, ей три года, и она самая динамично развивающаяся.

© Фото предоставлено пресс-службой музея


- Для вас это не инвестиция в первую очередь, а любовь от всего сердца? Или азарт?


- Любая коллекция – это азарт. Первым увидеть, атрибутировать и приобрести. В этом заключается коллекционерское счастье, по-моему. Без любви тоже никак нельзя. Эти предметы живут с тобой в одном пространстве, как же по-другому? В любом обладании – искусство не исключение – присутствует безусловный эротический подтекст.


- Признайтесь, к чему же у вас все-таки больше лежит душа из всего разнообразия?


- Я уже сказала, что коллекции как дети. Невозможно сказать, кого ты любишь больше. Но занимаешься больше, как практика показывает, всегда новой коллекцией. Как и в семье, младшему всегда больше внимания.


- Из актуального искусства вас что-то привлекает? Покупаете?


- Да, немного. Из современных художников нравятся М. Молочников, К. Сысоева, С. Агроскин.

- Вас интересует историко-научная сущность интересующих сфер или вы приобретаете предметы искусства из-за визуальной привлекательности и «просто потому что понравилось»?


- Любая серьезная коллекция – это работа. Как минимум ты изучаешь литературу, которая есть по интересующим тебя предметам. Затем идешь в музей, чтобы вживую посмотреть вещи, приобретая то, что называется "насмотренностью". Общение с коллекционерами тоже помогает в формировании коллекции. Ну, и, безусловно, вещь должна нравиться!

- Все предметы или хотя бы большинство из них "обитают" в вашем домашнем интерьере, или все же большинство содержится в хранилище, например?


- Еще в 1930-е годы Э. Голлербах в статье "Блаженная болезнь" определил различные цели собирательства: служебное, собирательство из снобизма и подражания, вкладывание капиталов. Все эти виды он противопоставил фанатичному собирательству во имя любви к прекрасному. И так как мой вариант последний, вещи живут со мной, потому что я хочу любоваться ими каждый день.

... вещи живут со мной, потому что я хочу любоваться ими каждый день.

- У вас достаточно активная культурная деятельность - выставки, фестивали. Вы, получается, стараетесь поддерживать ритм, чтобы коллекция "не застаивалась"? Или тут какая-то иная мотивация?


- У меня часто просят предметы на выставки в музеи. Я всегда с радостью откликаюсь на такие просьбы. Это такая коллекционерская гордость, когда твои вещи усиливают музейную экспозицию. Что касается персональных выставок, то, во-первых, хочется поделиться с каждым всей этой красотой, во-вторых, приятно, когда тобой гордятся муж и дети, в- третьих, не знаю, как сложится моя судьба в будущем, но я хочу, чтобы дети знали, что они будут продолжать хранить или как-то по-другому решат распорядиться коллекциями.

- Насколько удачно складывается ваше взаимодействие с музеями? Легко ли они идут на контакт? Вы же работаете в основном только с крупными институциями - ВМДИ, ГИМ, ГРМ. Насколько мне известно по опыту – пока еще не так охотно они общаются с частными коллекционерами.


- Можно сказать, что удачно. Я не знаю, что вам известно, но я не слышала о проблемах этих музеев с коллекционерами. Если коллекция достойная, коллекционер адекватный, проблем не должно возникнуть.

© Фото предоставлено пресс-службой музея


- Обращаясь к открывшейся выставке – почему именно художественное стекло Ленинградского завода? Давно стекло как материал вас стало привлекать?


- Мне близка их эстетика. Широкая грань, пескоструйная обработка, алмазная грань, цветной хрусталь – техники и материалы, которые применялись на заводе в период расцвета производства, приводят меня в восторг. Эти вещи имеют и генетическую память, потому что предметы, выпущенные на ЛЗХС, имелись почти в каждой советской семье. Этой коллекции три года. Она родилась из идеи подарка на новоселье дочери и вылилась в полноценное собрание.


- Лично я стремлюсь во время каждой поездки в Петербург прогуляться на Елагином острове, вы там наверняка бывали? Вам там нравится? А музей? Равняетесь по ассортименту на местную музейную коллекцию?


- У меня не получается в каждую поездку попасть на Елагин, хотя я очень люблю его. Но если я доезжаю, то, конечно, провожу в Музее стекла много времени! Невозможно равняться на их коллекцию, ей можно только восхищаться. Хотя В. Мухина и говорила, что все, что делается на заводе, можно приобрести в магазине, это немного не так. Специально для выставок выпускались вещи трудоемкие, музейного уровня. И предметы, хранящиеся в музее завода – именно они легли в основу Музея стекла – это лучшие и редчайшие произведения искусства, которые невозможно сегодня, да и в свое время невозможно было, я думаю, найти на свободном рынке.

© Фото предоставлено пресс-службой музея


- Вас интересуют, в первую очередь, какие-то стекольные авторские произведения или больше массового производства? Авторские в большинстве своем уже осели в крупнейших музейных институциях.


- Специфика изделий ЛЗХС состоит в том, что почти все вещи, которые он выпускал, были авторскими. Какие-то выпускались в одном экземпляре, какие-то ограниченным тиражом, а что-то выпускалось массово. Но даже эти предметы, так называемая "сортовая посуда", всегда несла на себе отпечаток авторского таланта. И вещи Адольфа Остроумова никогда не перепутать с вещами Хелле Пыльд или Екатерины Яновской.


- Наиболее ценными в этой коллекции какие бы вы назвали предметы?


- Ваза "Венецианская" Бориса Еремина. На рубеже 1950-1960-х годов этот высококлассный мастер-выдувальщик возродил на заводе технику "венецианской нити", которая предполагает декорирование изделия с помощью тонких стержней молочного или цветного стела, которые вводятся в толщу стеклянной массы, образуя внутри его сложный геометрический узор. Особенность его заключается в том, что декоративный элемент присутствует непосредственно в массе стекла, а не на его поверхности. Техника весьма трудоемкая, поэтому вещи, исполненные в ней, весьма редки и ценны.

Еремин Б.А. Ваза "Венецианская" © Фото предоставлено пресс-службой музея


- Не могу не спросить, какие дальнейшие планы, уже запланированы новые проекты?


- Да, конечно. В сентябре 2022 года меня ждут на международной конференции в Целле (Германия) с докладом "Портреты Романовых в частной коллекции миниатюр".


- На повестке настоящих дней стал очень популярным вопрос - как вы думаете, как сейчас будет трансформироваться наш арт-рынок? Покупать будут меньше, дешевле? Ваше видение немного поменялось уже?


- Я думаю, покупать будут примерно столько же. Благо, цены на предметы ЛЗХС не зависят от внешнеполитических изменений. Что касается европейского арт-рынка, надеюсь, скоро ситуация изменится в лучшую сторону, все-таки искусство не должно зависеть от политики.

© Фото предоставлено пресс-службой музея


Поближе ознакомиться с многообразным собранием Татьяны Удрас можно на сайте.

Выставка «Воздух. Ленинградское художественное стекло из коллекции Татьяны Удрас» во Всероссийском музее декоративного искусства продлится до 19 июня 2022

Недавние посты

Смотреть все

1 comentário


Здравствуйте. Некоторые изделия на выставке не ЛЗХС.

Curtir
bottom of page