Интервью с куратором выставки «Метаморфозы земли: японская керамика якисимэ» в Музее Востока

Недавно мы побывали на открытии выставки в Государственном музее Востока, посвященной японской керамике якисимэ и поговорили с одним из кураторов, Анной Егоровой, о самой выставке, об этой керамике и даже немного о будущем японоведения в России.

Анна Егорова


Анна Алексеевна Егорова – кандидат искусствоведения, специалист по японскому декоративно-прикладному искусству, сотрудник Государственного музея Востока.


- Давайте начнем с небольшого введения в эту выставку. Все-таки японское искусство достаточно неординарное, далеко не все имеют конкретное представление о нем в целом, тем более о его отдельных направлениях. Познакомьте нас, пожалуйста.


Анна Егорова: Это действительно уникальная выставка японского искусства, потому что даже не все специалисты в японской культуре знают, что есть такой совершенно специфический тип японской керамики, как якисимэ. Вот мне было чрезвычайно интересно погрузиться в эту тему и найти в ней столько разного и столько неожиданного. Так что вся эта выставка посвящена только одному типу керамики. Якисимэ появляется приблизительно в XII веке в Японии, это неглазурованные поверхности и высокотемпературный обжиг, который заставляет саму керамику преображаться в огне и покрываться естественными глазурями, пеплом и взорвавшимися мелкими камушками.

Конечно, это достаточно примитивная технология, но, наверное, именно это в ней и привлекает. Такая технология обжига интересовала интеллектуалов и философов на протяжении всей японской истории, например, во второй половине XVI века изделия мастерских Бидзен-яки, Сотоэн оказались очень востребованными для чайной церемонии именно из-за того, что они настолько просты, непритязательны и нехвастливы своим эстетическим совершенством. Но выставка охватывает работы с XII до XXI века, и тем самым предоставляет нам поразительную возможность увидеть, как древние техники на протяжении такого длительного периода не теряют своей актуальности, и очень широко используются современными современными художниками.


- По какому принципу Вы отбирали экспонаты для данной экспозиции?


А.Е.: Вся эта выставка является собственностью Японского фонда. Японский фонд – это организация, которая занимается популяризацией и распространением японской культуры. И одним из видов его деятельности является предоставление выставок, которые ездят по разным городам мира.

Исэдзаки Коитиро "Капли"


- Насколько сами японцы знакомы с якисимэ?


А.Е.: Большинство японцев знакомы с неглазурованной керамикой якисимэ лишь в бытовом приложении. У нас на выставке представлен целый раздел, который рассказывает о якисимэ в быту. Это очень интересно, эти вещи очень красивые и при этом абсолютно функциональные.


- Как я понимаю, на протяжении почти тысячелетия существования, керамика якисимэ переживала упадки и возрождения. Как Вы думаете, что послужило для современных художников стимулом снова вернуть это искусство и начать его развивать?


А.Е.: Можно сказать, что сейчас в мировой керамической традиции есть стремление к архаике. Это и очень глубокий интерес к исследованию возможностей самого материала, когда художник начинает чувствовать себя частью природного окружения. Это и рост экологического сознания, новая философия, новое понимание мира и места человека в нем. И вот на этой волне многие художники хотят попробовать сотрудничать с материалом, не стремясь сделать что-то необычное, а наоборот, следуя за ним, изучая его возможности, исследуя эти примитивные способы обжига и формовки.


- Есть какие-то особенности технологии создания объекта, обжига, может быть приготовления глины непосредственно для этой керамики?


А.Е.: Эта керамика развивалась в нескольких гончарных центрах, то есть, это значит, что она развивалась на разных глинах. В каждом гончарном центре была своя, со своими проблемами, со своим составом, со своими особенностями. Наверное, единственное общее для керамики якисимэ, это достаточно грубые глины с большим количеством минеральных включений и включением песка. Это глины, которые обладают высокой огнеупорностью, поэтому их надо обжигать очень долго. И поэтому возникали более-менее общие способы работы с этой глиной, в разных мастерских независимо друг от друга. Это формовка из пластов или наращивание жгутами и вот тот самый высокотемпературный обжиг в течение иногда нескольких недель, который мог спечь такую грубую массу. Поэтому, да, это скорее вопрос не точного состава глины, а общего характера.


- А сами по себе это хрупкие объекты, или они все же достаточно прочные?


А.Е.: Керамика якисимэ достаточно прочная. Но мы говорим так, не беря фарфор в расчет, потому что он всегда будет хрупким.


- Как вы считаете, художники пытались сыграть на контрасте, имея в виду прочность, показать маленькие размеры, или наоборот, они стремились это подчеркнуть за счет массивности?


А.Е.: Достаточно сложно так рассматривать какие-то художественные поиски. В нашем последнем зале выставки очень крупные вещи, массивные, подчеркнуто массивные, и может быть даже их цвет и характер поверхности еще больше подчеркивает монументальность форм этой керамики. Мы, конечно, привыкли к тому, что керамика – это вещи на ладони, это произведения малых форм. Конечно, были исключения в западной, и в европейской традиции, но все-таки мы от керамики ожидаем чего-то более-менее сомасштабного человеку, а тут художники берут крупные формы, работают с ними, и особая глина якисимэ все же подчеркивает эту тяжесть.

Утварь для чайной церемонии


- Якисимэ представлена только японскими художниками, или есть и западные художники, которые работают с этой керамикой?


А.Е.: Сейчас уже есть и европейские, и российские художники, которые работают с техникой якисимэ. Она стала чрезвычайно популярна в середине XX века, потому что в послевоенное время в Америку отправляются целые «десанты» японских керамистов, которые хотят познакомить американцев и вообще людей запада с японскими традициями. Так началось необыкновенное увлечение японской керамикой в США, Великобритании, Франции, Австралии и других странах. Это действительно была болезнь. И американский дизайн в керамике, и британская студийная керамика, они фактически вырастают из японской в 50е годы XX века.

Но, к сожалению, Россия, заметно отставала в этом процессе. У нас не было такого «десанта», к нам не доехали японцы в 50е годы, поэтому только недавно, 10-15 лет назад, некоторые российские художники начали обращать внимание на японские истоки и пытаться поработать с ними в такой же манере.

А сейчас, когда мир в общем стал открыт, последние годы я знаю много достойных художников и в Москве, и в Санкт-Петербурге, в Киеве, в Белоруссии, которые занимаются фактически якисимэ. Более того, строят собственные печи по японским образцам и обжигают в них.


- Есть ли у иностранных художников цель сохранить именно японскую философию, или они все-таки стремятся привнести свои традиции?


А.Е.: Вы знаете, все равно, даже если говорят, что они пытаются сохранить японское, все равно художники привносят что-то свое. Нельзя так вот взять и пересадить на чужую почву всю глубину японского представления о красоте, всю силу японского лаконизма. Можно стараться работать в таком же духе, но мне кажется, что и смысла нет быть «японцами» в другой стране. Здесь разговор скорее о том, что вот этот технический прием, который изначально пришел из Японии, позволяет западным мастерам говорить своим голосом о своих проблемах. Поэтому здесь не важно, насколько это японские произведения. Интересно, насколько они выражают художественный замысел.


- Интересно Ваше личное впечатление от экспозиции. Какие объекты Вас наиболее интересуют из представленных? На какие стоит обратить внимание?


А.Е.: Какие меня больше интересуют и на какие стоит обратить внимание – это два разных явления. Я готовила эту выставку год, а занимаюсь керамикой уже почти 15 лет. Поэтому у меня личные отношения, некоторые вещи я ждала как старых друзей. Это работы Канэсигэ Тоё, мастера середины XX века. Это работы Китаодзи Росандзина, его современника, о которых я очень много знаю и с керамикой которых я работала. Вот для меня было необыкновенным чудом, что они приехали сюда. Огромное впечатление на меня произвел Цудзи Сэймэй, я никогда не видела этого мастера. И вот раз уж мы среди фарфора, надо сказать, что я поражалась, еще по фотографиям, глядя на работы Токумару Кёко, Хаттори Макико. Но больше всего я была порадована и удивлена фарфору вот такого лаконичного типа (показывает работу «После дождей появляется солнце»), это Вада Акира, мастер сравнительно молодой. И вот эти «Формы, созданные тенью», это работы Икура Такаси.

Икура Такаси "Форма, созданная тенью", 2015


Я не поклонник абстрактного искусства, но вот эти современные работы произвели на меня очень свежее впечатление, мощное, сильное. Поэтому, конечно, есть смысл обратить внимание на все (смеется). И будем надеяться, что каждый посетитель найдет свое. Тут важно, чтобы это попало именно индивидуально.


- И последний вопрос, он связан больше с развитием японистов и японистики. Как Вы считаете, какое будущее у искусствоведов, изучающих это направление, в России?


А.Е.: В России прекрасное будущее.

Но дело в том, что на данный момент у нас не существует востоковедного искусствоведческого образования.

И большинство специалистов, которые приходят в историю японского искусства, приходят либо со стороны искусствоведения, добирая, востоковедные дисциплины самостоятельно, либо со стороны востоковедения, и так же вынуждены самостоятельно погружаться в искусствоведческие дисциплины. И в том, и в другом случае, это путь достаточно сложный. Поэтому для того, чтобы стать специалистом в действительно японском искусстве, нужно быть готовым работать в два раза интенсивнее и глубже, чем в других специальностях и в других направлениях. Но в России настолько большой спрос, абсолютно странный, но необыкновенный интерес к Японии, что всегда будет актуальным специальность востоковедного или японоведного искусствоведения. Мне кажется, что это будет востребовано всегда, но я еще раз скажу, что это серьезная и сложная задача: профессиональное становление и просто образование в этом ключе.

К сожалению, на данный момент в связи с эпидемиологической обстановкой выставка и сам музей закрыты. Мы очень надеемся, что организаторы откроют онлайн доступ к выставке, а также, что она откроется заново офлайн после снятия ограничений, чтобы вы могли посетить это уникальное мероприятие.

Просим обратить внимание, что до 6 декабря вы сможете посмотреть онлайн-экскурсию по выставке. Часовая экскурсия позволит зрителям оказаться в выставочных залах Музея прямо у себя дома, причем сделать это смогут не только жители Москвы, но и всей России. А профессиональные комментарии куратора выставки кандидата искусствоведения, старшего научного сотрудника Музея Егоровой Анны Алексеевны помогут погрузиться в удивительный мир японской керамики якисимэ.

Использование материалов 1artchannel разрешено только при наличии ссылки на источник. Все права на фотографии и тексты принадлежат авторам.
© 2015-2020 1artchannel

  • Facebook - Белый круг
  • Instagram - Белый круг
  • Vkontakte - Белый круг
  • YouTube - Белый круг

О НАС