АРТ-ПЕРСОНА МЕСЯЦА 

Doping Pong

Арт-группа Doping Pong была создана в Санкт-Петербурге в 1997 году, изначально создавая произведения digital-art. Начиная с 2010-х гг. сфера их интересов охватила академическая живопись и графика. Их произведения на протяжении 23 лет пополняют частные коллекции, красуются на разворотах модных журналов, музеев, галерей и участвуют в коммерческой рекламе.

- Ваша группа состоит из трёх человек: публициста — Дмитрия Мишенина, историка — Анны Maugli и художника — Postoronnim V. Впустите нас и наших читателей в закулисье - расскажите о том, как создаётся произведение. Вы собираетесь вместе, обсуждаете идеи, а один человек их воплощает в жизнь или как всё происходит? 

Doping Pong (Анна): Самый важный и основополагающий момент в коллективном творчестве — когда в команду собираются люди, способные делать определенные вещи лучше друг друга. Иначе какой смысл заниматься коллективным творчеством? Разумеется, можно все делать и одному. Но если в твоей жизни появляются единомышленники, которые умеют лучше тебя придумывать или рисовать или организовывать рабочий процесс — тогда и рождается группа. Как дистиллят из лучших качеств каждого звена. В истории культуры, как мы знаем, бывали случаи, когда один щедро одаренный природой человек являлся носителем многих разнообразных талантов. Наша группа — попытка воссоединиться в уникальный единый творческий организм, аналогичный Человеку эпохи Возрождения. Судьба одной картины — долгий путь от замысла и текстового описания идеи через подбор референсов, натуры — к грубым наброскам, эскизам и детализированным этюдам. А потом следует редактирование и финальная реализация. Каждый этап мы проходим вместе, но на каждом этапе есть свой негласный лидер, к мнению которого мы все прислушиваемся.

“Знаменосец или Пионеры космоса.»,

холст, акрил, Doping Pong, 2017 

- Давайте перенесёмся в 1997 год, расскажите, как создавалась ваша группа? Может быть, есть какая-то захватывающая интересная история?

Doping Pong (Дмитрий): Однажды к нам с Анной (жена Дмитрия — прим.редакции)  в гости пришёл мой друг Олег Гитаркин из группы «Нож для фрау Мюллер». Сел на кухне и дал послушать свою совместную с группой «Чугунный скороход» запись. Я поставил кассету в красную псевдо квадрофоническую магнитолу Sanyo, и из четырёх динамиков раздался готический киберпанк. Олег попросил придумать название для их нового проекта. Тем же вечером я взял лист бумаги и набросал названий десять. (Я тогда не знал, что занимаюсь неймингом) Мы встретились снова и обсудили варианты. Не помню, подошло что-то или нет, но Олег сразу обратил внимание на название Doping-Pong. Сказал, что оно самое крутое, и что не возьмёт его, потому что мне самому нужно это использовать для своей группы. Я тогда ещё подумал:  "Но ведь я совершенно не умею играть на музыкальных инструментах и петь, о какой группе может идти речь?!" (смеется) И тут же понял, что мне нужно создать арт-группу. Так в том же году и родился коллектив Doping-Pong.

- Почему "Doping-Pong"?

 

Doping Pong (Дмитрий): Я со школы увлекался Concrete poetry. Одно из самых известных стихотворений в этом литературном направлении — «Пинг понг» Ойгена Гомрингера. Там всего четыре строчки, и я любил их повторять, как мантру: 

 

пинг понг

         пинг понг пинг

         понг пинг понг

                           пинг понг

 

1953 год! Кто-то хоронил Сталина, а кто-то сочинял такие ритмичные стихи. И вот в тот же исторический 1997 год мне дали послушать сборник брейкбита "Dope on plastic vol.4" Но я плохо расслышал название и переписал его на кассету как "Doping plastic vol.4". В принципе смысл не потерялся. Таким образом в моей голове, когда я придумывал названия для Гитаркина, соединились два слова: "допинг" — из любимой компиляции электронной музыки, и "понг" — из любимого стихотворения. Так появилось словосочетание "Допинг понг". 

Акварель, digital art, Doping Pong, 2001

- Какими были ваши первые работы и первые покупатели?

Doping Pong (Анна): Это были рекламные образы. Для магазина уличной одежды, для фирмы, изготовляющей скейты, для горнолыжного курорта, фирменный стиль для фестиваля экстремальных видов спорта, имиджи для модных ресторанов. Клиентами были как наши ровесники, так и люди значительно старше нас, но всех их объединяло одно — это были настоящие модники, желающие ещё больше выделиться и показать свой бизнес с самой яркой, привлекательной стороны. Каждая такая реклама становилась арт-событием. К примеру, когда заказчик узнал, что нам понадобится месяц на создание образа для его ресторана, а рекламные места были им уже куплены, он просто расклеил белые листы на билбордах и лайтбоксах, дал в прессе модули, где на белых полосах чёрным шрифтом было написано: "Здесь будет реклама ресторана Акварель". И люди ждали, пока мы ее нарисуем. Потом в СМИ этот образ назвали самой красивой рекламой года и вручили премию. А одна наша знакомая, жена директора ведущего рекламного агентства того времени, рассказывала, как ее муж, увидев эту рекламу в журнале, заявил, что у нас в стране так никто не умеет работать, и это изображение наверняка куплено за границей. Она весь вечер потратила, чтобы доказать ему обратное. (смеется) Если вас интересует, кто купил нашу первую картину, то, кажется, одним из первых покупателей был Артемий Лебедев. Это была "Детская любовь к самолетам". Цены на наши работы росли примерно так: мы стартовали со 100 долларов за изображение в конце 90-х, через год, в миллениум, один рисунок стоил уже 1000, а на то, чтобы цена выросла до 10 000, ушел десяток лет. 

- Вас нередко называют пионерами диджитал-арт. Скажите, как сейчас обстоит ситуация с  этим направлением в России и за рубежом?

Doping Pong (Анна): Впервые нас так назвали на популярном дизайнерском сайте страны. Нет! Даже не так, а "Doping-pong — монстры от digital art". Титул "Пионеры" прижился немного позже. И я считаю, заслуженно. А сначала мы слегка напугали всех своим качеством, провокативностью, оригинальностью идей и нездешним мастерством. В 90-х годах были люди, экспериментирующие в этом же направлении, но все это носило совершенно любительский характер. За редким исключением — на страницах журнала "Птюч" мы появились вместе с такими классными авторами, как комикс-группа "Эклектика" и художник Миша Ухов. 

«Детская любовь к самолетам»,

digital art, Doping Pong, 1999-2000

Еще в это время буйно развивался стрит-арт и работала такая команда, как, например, SPP CREW, на фоне граффити которых мы специально ездили фотографироваться к какому-то виадуку в Пулково. Все это вдохновляло, безусловно, но не было digital art. Мы первые профессионально подошли к этому делу и выдали качественный продукт на мировом уровне. И мы действительно оказались  единственными на тот момент. Лучшими из никого.

Сейчас многие пытаются называть себя диджитал артистами из 90-х, переписывают историю, редактируют биографию и выдумывают более ранние даты для своих работ, видимо, рассчитывая придать себе большей значимости. Но как очевидцы того времени мы можем заявить —  в тот момент, когда мы начинали, никого рядом не было. А те, кто был, занимались наивными коллажами в фотошопе, которые сейчас принято называть фотожабами. 

Впрочем, перед нами никогда и не стояло задачи ограничиться именно цифровым искусством.

Хотя бы потому, что мы использовали его, чтобы заниматься реалистическим искусством и переосмыслением классического наследия. Просто на тот период времени мы, как наиболее продвинутая часть русской молодежи 90-х годов, использовали мышку и второй пентиум со сканером, а не кисти с холстом и красками. Но стремились к тому, чтобы  цифровое искусство воспринималось равным академическому. Мы вовсе не хотели, чтобы кто-то думал, что наши картины могут существовать лишь в пространстве медиа, и что это наш принципиальный выбор — отсечь себя от академизма за счет цифровых технологий. Нам просто хотелось рисовать и запечатлевать красоту доступным для нас на тот момент методом. Форма всегда была вторична. Первично содержание.

То, как выглядит сейчас современный digital art, бесконечно далеко от того, что делали мы. Там творится много чего оригинального, интересного и увлекательного, как и в любом направлении современного искусства. Нейросети, дополненная реальность, мобильные приложения, бесчисленные и общедоступные эксперименты с формой. Но... и это уже не самое модное и не самое прогрессивное в современном искусстве, а всего лишь одно из направлений...

- Когда вы решили уйти от чистого диджитал-арта? И почему вы увлеклись академической живописью в 2010-х годах? 

Doping Pong (Дмитрий): Во время олимпийского скандала. Я помню, как осознал, что мы достигли вершины в своих поисках прекрасного с помощью цифровой техники. Ко всему прочему все эти сравнения с Дейнекой и Самохваловым, обильно поступавшие от друзей и поклонников, не на шутку вскружили нам голову. (смеется) Словом, стало понятно, что в этом стиле мы достигли некоего предела. Дальше и выше двигаться некуда. И надо было искать что-то новое.  И мы начали в 2013 году с  оригинальных работ, используя холсты, акрил, масло. Погрузились в мир традиционного искусства. Быстро поняли, что тут штурмовать вершины можно бесконечно, и в некотором смысле успокоились. И хотя первая же картина — "Пионерка, вытаскивающая занозу", выставленная в Библиотеке Маяковского, оказалась арт-хитом, нам понадобилось лет пять и десятки других арт-хитов, чтобы занять свою нишу среди живописцев. Но и сегодня наши поклонники делятся на тех, кто считает, что есть только старый добрый  цифровой Doping Pong и на тех, кто всем сердцем любит нашу серьёзную живопись, а весь этот диджитал арт считает юношескими экспериментами. Мне все эти разделения непонятны. По-моему, темы нашего творчества не меняются: космос, психоделика, спорт, пионерия и романтика... Просто меняется техника исполнения. И особенно ценны фанаты, которые это понимают.

«Пионерка, вытаскивающая занозу»,

холст, масло, Doping Pong, 2018

( версия для выставки «Новые классики»). 

- В одной из ваших статей вы писали о методе «перекомпозиции», а именно «пастиша». Используете ли вы этот приём в своём творчестве? 

 

Doping Pong (Анна): Скорее мы используем термины оммаж и переосмысление применительно к некоторым своим произведениям. И синтезируем в своём искусстве разные стили. К примеру, античную скульптуру и соцреализм в упоминавшейся выше картине "Пионерка, вытаскивающая занозу". Хотя жанрово-стилистически это, возможно, и выглядит как постмодерн, но мы сознательно избегаем пародийности, характерной для пастиша. А вот то, что вы прочитали в статье Дмитрия, касалось "Новых академиков" и их коллег по цеху. За перекомпозицию чаще всего ими выдаются дилетантские поделки, ученические копии классики и раскраски фотографий с минимальным коэффициентом вложенной фантазии. Все это выглядело бы комично не будь подано с серьезнейшим видом и надуванием щёк разного рода музейными шарлатанами.

- Где черпаете вдохновение и как определяетесь с колористикой ваших полотен? 

 

Doping Pong (Дмитрий): Лет десять назад я наткнулся в ЖЖ на пост, где молодой парень написал, что он нашёл игру, которая лучше всех, цитирую, "передает солнце и безграничное синее небо". Он сравнил ее с картиной Doping Pong, которая стояла у него в оформлении живого журнала. Игра эта называлась Mirror Edge, "на полных настройках", как выразился тот юноша. А картина, о которой идет речь, — "Линия жизни". Такие сравнения вдохновляют и запоминаются. А также лучше всего говорят о "колористике наших полотен".

- Только ленивый не говорил о вашем скандале с Первым каналом в 2013 году по поводу нарушения авторских прав. Как вы думаете, почему так произошло? Почему отсутствовала коммуникация между вами? Они разъяснили ситуацию? 

 

Doping Pong (Анна): История с Первым сыграла позитивную роль образцово-показательного судебного кейса, отсылка к которому работает по принципу прецедентного права, что значительно облегчило нам дальнейшие разбирательства с остальными пиратами, позволяя разрешать конфликты в досудебном порядке путем мировых соглашений. Изначально конфликтная ситуация, увенчавшаяся победой Doping Pong, по сути вылилась в совместный перформанс, направленный на укрепление авторского права в российском современном искусстве. Теперь у всех художников и нарушителей авторских прав есть яркий наглядный пример, как делать надо и как не надо.

- Нередко вы говорили о том, что работа «Салют!», созданная в 2004 году, становится излюбленным объектом пиратства. Как вы думаете, почему именно эта работа пользуется таким спросом?  

 

Doping Pong (Дмитрий): Все ищут общенациональный символ, который давно уже создан Doping Pong и выбран самим народом. Многочисленные пираты — лишнее тому подтверждение. Легендарный и культовый "Салют" Doping Pong незаконно присваивают,  потому что он, оказывается, нужен всем, и все считают его народным достоянием.

«Линия жизни», digital art, Doping Pong, 2002 

«Салют!», digital art, Doping Pong, 2001-2004

Значит вот так привлекательно  выглядит наша страна в коллективном бессознательном. Как салютующая юная блондинка с алым галстуком. Но нас это давно не радует. Это доставляет много проблем. Иногда мы смотрим на "Салют" и видим сбежавшую из витрины магазина куклу, персонажа фильма "Господин оформитель". Это гомункул, живущий собственной жизнью и приносящей кучу неприятностей своим создателям, как в фильмах немецких экспрессионистов. Ни с одной картиной такого не произошло. Хотя у нас много других работ, ставших широко известными и популярными. Но только с ней столько хлопот.  Конечно, мы все ее любим. Мы относимся к ней, как к героине пока не существующей картины "Возвращение блудной дочери".  Мы ее защищаем по мере сил. И смирились с ее стремлением к свободе и новым приключениям. Если бы за все постсоветские годы сняли хоть один фильм или написали хотя бы одну книгу, сравнимую по популярности в народе с "Салютом" Doping-Pong, это было бы реальным достижением в данной отрасли. А то, что в нашей стране уже 20 лет воруют одну и ту же  картину, — тревожный сигнал для художников. Есть о чем задуматься.

- Помимо истории с Первым каналом у вас была история международного уровня, связанная с рекламой для Олимпийской деревни в Сочи «Горки-Город» в 2014 году. Почему, на ваш взгляд, ваша работа была расценена как тоталитарная пропаганда? 

 

Doping Pong (Дмитрий): А давайте я лучше расскажу вам совсем не скандальную историю о скандальном Олимпийском панно.

Я неоднократно заявлял в интервью, что моей мечтой как художника было оформление Олимпиады. Но я никогда не получал заказа от государства на сотрудничество в  этой области. Зато я предложил стилизовать коммерческую рекламную кампанию строительства нового города, где должна была расположиться олимпийская медиа-деревня, под государственную рекламу и самостоятельно создать фирменный стиль страны, продиктованный художником, а не чиновниками. Так реализовалась мечта. Данный эстетический эксперимент оказался на территории России первым в своём роде и весьма удачным, так как зарубежные СМИ восприняли это мифотворчество современного художника (при поддержке крупного бизнеса) как истину в последней инстанции и до сих пор ассоциируют стиль арт-группы с официальным госстилем.

Олимпийское панно, digital art, Doping Pong, 2010-2011 

Поэтому Википедия называет картины Doping Pong не иначе как образами Олимпийских Игр — 2014. Кстати, интересный факт: долгое время до этого единственным автором, который заявлял, что якобы сделал олимпийскую рекламу, был Георгий Гурьянов. Правда в его случае, как пишет Википедия, речь шла не о рекламе Олимпиады, а о несколько ином мероприятии:

«В 1998 году картина художника «Гребцы» была выбрана в качестве плаката для Олимпийских гей-игр в Амстердаме»

К слову, Георгий Гурьянов, увидев фрагмент Олимпийского панно, первый сказал, что на нашем месте тут же распечатал бы всю серию картин на холстах, закрасил сверху акрилом, и выставил бы в какой-нибудь модной московской галерее, закрепив успех и заработав кучу денег. Но я уже видел наши образы на баннерах величиной с дом в центре Москвы. После подобного монументализма чувствуешь себя чуть больше чем художником. (смеется) Наверное это и есть настоящая пропаганда.

- Более двадцати лет вы создаёте коммерческую рекламу, а ваши работы можно увидеть на разворотах глянцевых журналов. Расскажите, в каких изданиях/кампаниях можно сегодня увидеть ваши работы? 

 

Doping Pong (Анна): ВДНХ была украшена нашими образами, сделанными по заказу РосГосСтрах. Парфюмерно-косметическая сеть Рив Гош много сезонов подряд проводила рекламные кампании с нашими имиджами. Нарисованная нами для журнала Cosmopolitan обложка c Ксенией Раппопорт, Ингеборгой Дапкунайте и Юлией Пересильд вышла в разгар карантина. Мы редко сейчас занимаемся рекламными проектами. Но всегда пытаемся это делать на уровне искусства. Мы всегда оставались художниками в жанре рекламы. Опыт многолетний, как у крупного рекламного агентства, коим мы никогда не являлись. Однако при этом нам удавалось делать  фирменный стиль: как для игр Sony PlayStation, так и для представлений РосГосЦирка.

- Недавно Вы издали книгу «Целомудренная Адельфина», прокомментировав на экскурсии по одной из своих выставок, что эта книга — самоучитель по рисованию в стиле Doping Pong в воображении. Почему возникла идея оставить свой след в художественной литературе? 

Doping Pong (Анна): Издали ровно год назад, да. Многие наши поклонники ожидали от нас книгу с картинками — арт-бук или графический роман. Но мы написали художественную прозу. Почему? Во-первых, чтобы поделиться историей, которую давно хотели рассказать. А во-вторых, чтобы посредством этой прозы осуществить новый арт-проект. Знаете, нас часто просили и просят провести мастер-класс и научить рисовать как Doping Pong. Наши почитатели хотели получить что-то вроде учебника "Как научиться рисовать в стиле допингпонг" Однако все мы понимаем, что помимо наработанной годами техники необходимы какие-то данные, которых может не быть у большинства людей, мечтающих научиться.

 

И тогда мы решили, что если уж и создавать такой учебник, точнее самоучитель, то он должен быть универсальным. Для всех без исключения: и тех, кто умеет, и тех, кто не способен рисовать карандашами, баллончиками, кисточками, авторучками, фломастерами etc. А чем же умеют рисовать буквально все? Конечно, воображением! Мыслью, фантазией. Так мы и пришли к литературе. Весь рисованный мир Doping Pong мы попробовали передать с помощью текста. А вот раскрасить эту вселенную и визуализировать в своём воображении предложили читателям. Таким образом и родился новый проект в формате романа о девушке и дельфине: про мир, в котором небо всегда синее, а вокруг — вечное лето.

Обложка книги «Целомудренная Адельфина.»,

Doping Pong, 2019 

Мы пригласили всех наших друзей представить этот мир во всех красках и визуализировать с помощью собственной фантазии в стиле допингпонг. Так что выпущенная книга — эксперимент, содержащий два посыла в одном тексте: повесть о разумном дельфине и противоборстве со злодеями, а также учебник по рисованию в воображении в нашем стиле. Теперь надо дождаться, когда кто-то из талантливых читателей-учеников экранизирует ее в формате сериала или полного метра. Нам самим будет любопытно посмотреть . (смеется)

- Есть ли различия между московскими и петербургскими художниками? 

Doping Pong (Дмитрий): Забавный анекдот послужит исчерпывающим ответом на ваш вопрос. В 1999 году к петербургской группе Doping Pong в гости приехала московская поэтесса Алина Витухновская. Помню, в коридоре она достала кассету из сумки и, протянув мне, спросила: "У вас это уже слушают?" Я посмотрел на кассету. На ней было написано " Bauhaus". Я улыбнулся и ответил: "Слушали в школе. Десять лет назад".

- Ваши произведения можно увидеть в многочисленных российских и зарубежных галерейных и музейных выставочных пространствах. Поделитесь с нами, какие российские и зарубежные музеи выставляют ваши работы?

 

Doping Pong (Дмитрий): Замечательная выставка прошла в прошлом году в Монреале. "Новые классики". Со всего мира собрали современных художников, работающих с переосмыслением классического наследия. Doping Pong представляли Россию. Куратором был Саша Богоев, редактор Juxtapoz Art & Culture Magazine. Наша "Пионерка,  вытаскивающая занозу" тогда собрала лайков в инстаграме этого ведущего арт-издания больше, чем новая скульптура KAWS. Это доказало, что российское искусство хорошо понимают по обе стороны океана. Конец 2019 и начало 2020 года ознаменовался масштабной ретроспективой Doping Pong "Наше все" в Музее современного искусства Эрарта. Мы разместились на двух этажах, в пяти залах, с показом видео-арта, эффектной презентацией первой скульптуры, выполненной в бронзе, и выпуском каталога. Отработали два месяца и закрылись 8 марта перед началом карантина. Как раз перед закрытием всех музеев и галерей. На карантине мы принимаем участие в онлайн аукционе Vladey. Это увлекательный интерактивный арт-сериал, не хуже продукции Netflix. Прямо сейчас начинается второй сезон. Мы показываем там как уже известные, так и абсолютно новые работы. Каждая серия интригует невероятно.

Обложка книги «Реаниматор культового кино.»,

Doping Pong, 2020

- Расскажите, над каким проектом/полотном работаете сейчас? 

Doping Pong (Дмитрий): Сейчас активно готовимся презентовать широкому читателю нашу новую книгу  — в этом году мы издали вторую. "Реаниматор культового кино". На этот раз в издательстве АСТ (серия "Звезда лекций"). Это плод многолетней дружбы и сотрудничества  с тремя выдающимися самобытными кинорежиссерами, оказавшими огромное влияние на современную культуру: Славой Цукерманом, Рашидом Нугмановым и Олегом Тепцовым. Авторами любимых фильмов моей молодости "Жидкое небо", "Игла" и "Господин оформитель". Книга состоит из наших бесед о кино, музыке и контркультуре 80-ых годов.

- Что посоветуете начинающим художникам? 

 

Doping Pong (Дмитрий): В юности я вовсе не мечтал стать известным художником или модным дизайнером. Я хотел любым возможным и невозможным способом устроиться уборщиком в доме Сальвадора Дали. (смеется) Мне казалось, что если я буду ухаживать за мэтром и старательно убираться в его студии, то мне со временем откроются и все тайны его мастерства. Быть слугой гения лучше, чем "творить свое искусство", думал я. К сожалению, он умер в 1989 году, когда я еще учился в выпускном классе, и мне не удалось осуществить свой план.

Дорогие читатели! Задумайтесь над тем, что наша искренняя самоотверженная любовь к великим учит нас большему, чем попытки изображать великих из себя.

Дмитрий Мишенин и Анна Маугли (арт-группа Doping Pong).

Сайт арт-группы Doping Pong

Инстаграм арт-группы Doping Pong 

Следуем обратить внимание, что все работы проданы. Арт-группа работает только по предзаказу.

Использование материалов 1artchannel разрешено только при наличии ссылки на источник. Все права на фотографии и тексты принадлежат авторам.
© 2015-2020 1artchannel

  • Facebook - Белый круг
  • Instagram - Белый круг
  • Vkontakte - Белый круг
  • YouTube - Белый круг

О НАС