АРТ-ПЕРСОНА МЕСЯЦА 
Vasily Kononov-Gredin

photo_2022-10-04 14.02.50.jpeg

Василий родился в городе Уржум в 1990 году. Окончил Вятское художественное училище, институт современного искусства “БАЗА”. В своих работах обращается к большим формам, пространству тотальной инсталляции. Работает со скульптурой, видео, объектами, живописью, запахами, звуком. Сочетая различные медиа работает с тем, чтобы воздействие на зрителя было всестороннее. В произведениях внимание художника направлено на концептуальность замысла, монументальность, красоту и цельность формы. В глобальном контексте существует связь между культурами разных стран и религий, а исследование современных проблем нашего общества, его разобщенности, дает нам возможность понять человека. Личный опыт художника связан с христианской традиции (его семья религиозна). В своих работах исследует границы ритуала, поднимает тему времени, изменчивости и двойственности человека, дуализма духа и тела. Важной задачей видит сопоставление связей, благодаря которым существует современное общество. Исследует субъектность, место индивидуального опыта, глубинную память и границы автономии в их взаимодействии с политическими, культурными, физическими и другими условиями, а также с процедурами связи, инфраструктурами знаний и системами администрирования чувственного и социального.

- В музее ART4 до 5 ноября можно увидеть Вашу персональную выставку «Семь язв семи ангелов», почему Вы выбрали такое название? 

 

- Название для проекта было выбрано сюрреалистическим методом. Я подумал о том, какое кино ближе всего соотносится с проектом, и этим фильмом оказалась «Седьмая печать» Ингмара Бергмана. Тогда я решил, что обращусь в поиске названия, как и Бергман, к «Откровению Иоанна Богослова». Открыв книгу наугад и остановившись на том месте, куда упал мой взгляд, я прочитал: «…Семь язв семи Ангелов». Так как в проекте происходит размышление о болезненных вопросах существования в постапокалиптическом и постчеловеческом мире, я решил остановиться на этом названии.

Василий Кононов-Гредин "Endless swimming" (на выставке «Семь язв семи ангелов»), 2022

- Мы не можем не задать этот вопрос, учитывая наш интерес к сфере NFT: на этой выставке есть видеоинсталляция «Endless swimming», планируете ли дальше взаимодействовать с NFT? 


- Сейчас не планировал делать никаких NFT вещей, но возможно все. Понятно, что мне интересны те механизмы, которые актуальны сегодня на арт-рынке.

 

- Расскажите немного о себе - какой художник или художественное направление оказало на Вас влияние? 


- Наверное, Иероним Босх оказал очень большое влияние. В детстве была книга, которая лежала у отца на полке с художественной литературой, это был Босх, издание 80-х годов с цветными иллюстрациями и черно-белыми гравюрами. В детстве я часто подходил, смотрел. Это тот художник, который очень часто был в моем поле зрения.
 

- А из современных художников? 


- Скажу, наверное, то, что говорит большинство – Малевич и Дюшан. Возможно, еще большое влияние могли оказать Бэкон, Аниш Капур и его чистая эмоциональность, модернистическая, она очень хороша и если в своем приеме наполнять искусство, созданное от ума чувственной, эмоциональной окраской, то тогда искусство может иметь очень мощный эффект.

Василий Кононов-Гредин "Зло укрываются в свете" (одна из работ проекта «Эдем»), 2018

- Были ли какие-то еще проекты, предшествующие «Эдему» в 2018 году? 


- До этого я был живописцем, писал пейзажи, создавал на заказ портреты. Много занимался живописью, у меня дома более 100 больших живописных полотен и много маленьких этюдов. Были даже времена, когда я просто ходил по ночному лесу, ставил мольберт с фонарем, писал березовую рощу при лунном освещении. Я был практикующим художником, исследовал творчество Леонардо да Винчи, изучал, как грамотно создавать лессировки, копировал старых мастеров и достиг результатов. И потом я понял, что то, чем я занимался и что делал – должно разрядиться совершенно в другом виде, чем это предполагалось сначала. Целью стало не рисовать еще лучше и еще больше композиций в духе Северного Возрождения, а применить все эти наработки в проекте, который должен работать по-другому, не как обычная картина. И в проекте «Эдем» я опирался на то чувство, которое возникало у меня при чтении Библии, этого мощного впечатления от библейского чтения, образного, и, соответственно, «Эдем» — это первый проект осмысливания.

 

- Как удалось его реализовать? 

 

- Его удалось реализовать в моей квартире. Я построил внутри студию, сделал уменьшенные копии этих работ, они где-то 1:5 и в домашней студии на специальном оборудовании – катающихся рельсах снял весь проект так, чтобы казалось, что это реальные объекты в реальном музее. Это не 3D-графика, поэтому эти видео смотрятся так убедительно. Просто съемка без всяких улучшений. Это такая презентация о том, что я хочу реализовать.

 

- Они очень интересные и хотелось бы вживую в выставочном пространстве походить между этих скульптур, инсталляций, среди такого слепящего света. На Вашем сайте указаны под каждым из объектов запахи, то есть для каждой комнаты с объектом свой определенный аромат. А как будете воплощать, как это будет реализовано? 

 

- Для того, чтобы это реализовать, мне необходимо предложение по площадке. Запах будет воплощен с помощью специализированной фирмы, которая занимается производством ароматов, создающих определенную атмосферу – сейчас реально сделать так, чтобы в отделе брюк ощущался аромат ниток, в отделе хлеба – свежих булок, а в салоне ремней – приятного запаха кожи и коньяка.

Снимок экрана 2022-10-04 в 02.43.00.png
Василий Кононов-Гредин "Пространство без личности", 2018

- А «Пространство без личности» — это реализованный проект? 

 

- Да, этот проект был реализован в рамках акции «Ночь искусств», которая проходила в Кирове в зале партийных собраний, в котором собирались видные люди города. В нем мне предложили сделать проект и вместе с моим продюсером Алексеем Кононовым мы создали эту вещь.

 

- В техническом плане Ваши произведения сложно устроены, Вы создаете все сами или Вам помогает команда? 

 

- Если б я создавал это все сам, я должен был бы жить лет пятьсот для того, чтобы освоить все навыки, которые применяются в моих проектах. Современное искусство так широко и изменчиво, в то же время великолепно и интересно выглядит, потому что люди перестали создавать все сами, мы стали делегировать какие-то вещи другим профессионалам, и поэтому художник теперь выступает скорее в качестве режиссера проекта. Художник в современном мире, работающий со структурой языка, на котором общаются люди, работает вместе с единомышленниками, которых он вокруг себя собирает, чтобы вместе сделать «высказывание». В современном мире только совместная кооперация может породить действительно новое искусство. Потому что, если художник работает только с самим собой и с медиумом, который образует его мозг, его руки (если он творит руками) становятся его медиумом и его материальная возможность сделать что-то физически и когда художник так мыслит – у него очень сужается поле его возможностей, его ответа на какие-то вопросы. Если человек в одной технике работает и мыслит себя тем, кто делает искусство, то в этот момент ты можешь использовать разные медиумы, техники, возможности и фантазировать так, как никто раньше, потому что, когда ты фантазируешь без рамок – это не то же самое, когда ты фантазируешь в рамках того, что ты умеешь.

 

- Вы планируете сотрудничать с западными арт-институциями? Подавали ли Вы заявки на участие в выставках или, может быть, Вас приглашали участвовать в международных выставках? 

 

- Думаю, что я открыт к новым взаимодействиям, просто я обычно не могу говорить заранее, с кем я буду сотрудничать. Но в общем – я открыт.

press to zoom

press to zoom

press to zoom

press to zoom
1/3
Василий Кононов-Гредин выставка «Семь язв семи ангелов», 2022

- На выставке «Семь язв семи ангелов» в последнем зале представлены фотографии, найденные Вами в одном из домов заброшенной деревни, их можно купить и деньги пойдут на благотворительность, а какие еще ваши работы можно приобрести или их можно увидеть только на выставке? 

 

- Если есть желание приобрести мои работы, то лучше идти и приобретать то, что есть на этой выставке - там много фотографий, много объектов, много видео, много всего. Лучше покупать то, что сейчас выставляется. Вы же понимаете, что я делаю работы не для того, чтоб их купили, но просто мы живем в таком обществе, в такой позиции, что когда ты что-то производишь – это могут захотеть приобрести, и поэтому я считаю абсолютно естественным, когда работы покупают. А полученные с продажи средства используются для создания следующих проектов.

 

- А сколько времени уходит на создание одной инсталляции и какой проект был самым долгим? 

 

- Самый сложный тот, который выставлен сейчас в музее. Это был очень сложный проект, потому что в его создании участвовала большая команда. Наличие разных медиумов – всегда очень сложная история. Участие большого количества людей в работе над проектом как раз и помогло в его реализации.

 

- А сколько делали проект? 

 

- Этот проект делали год и два месяца.

005_F7A7659-scaled.jpeg
Василий Кононов-Гредин «Русская смерть», 2021

- А у Вас есть какие-то организации, которые поддерживают ваше творчество, есть ли такие, с которыми вы сотрудничаете на постоянной основе? 

 

- Мы сотрудничаем с музеем АРТ4, а в общем, именно такого институционального взаимодействия до этого музее не было. В 2019 году при грантовой поддержке музея Гараж удалось осуществить мой первый большой проект «Русская смерть». Поддержка музея АРТ4 и музея Гараж дали тот ресурс, благодаря которому удалось сделать несколько высказываний.

 

- Вы рассказали про то, что в осуществлении проектов Вам помогает команда единомышленников, а что касается коллаборации с другими художниками – с кем бы хотели вместе поработать, сделать совместную выставку? 

 

- Да, можно сделать коллаборацию, но коллаборации обычно делают те люди, которые близки по духу, которые нашли друг друга. А если подвести друг к другу двух незнакомых людей и сказать делать коллаб, то ничего не выйдет.

 

- А есть ли такой художник, с которым Вы бы хотели посотрудничать? 

 

- С Ай Вэй Веем. Я смотрел несколько его документальных фильмов. Для меня этот человек существует больше намного, чем какой-нибудь хороший российских художник, с которым я не проводил столько времени, как с Ай Вей Веем за просмотром его фильмов, когда я прожил с ним какую-то историю. Потому что иногда с каким-то героем проживаешь больше, чем с человеком, который просто живет и делает какие-то классные работы. Я Ай Вей Вея полюбил из-за того, что посмотрел два фильма о нем.

- То есть у Вас нет близких по духу людей среди российских художников? 

 

- Я был бы рад, если бы они были. Просто из-за того, что я очень много работаю. Для того, чтобы сделать проект для АРТ4 я год и два месяца непрерывно работал так, что у меня не оставалось времени на тусовки или на встречи. Любую встречу и тусовку, и я воспринимал как отрыв от отдыха и от работы. Для меня работа всегда важнее. Я рад бы общаться и коллаборироваться, но из-за того, что я постоянно тружусь – не получается таким встречам случиться, а, может быть, просто время пока еще не приводит к таким людям, с которыми бы хотелось вместе что-то сделать. Я коллаборируюсь с людьми, которые рядом со мной. У меня мой брат режиссер видеоклипов и просто продюсер музыкальных клипов, профессионал в своем деле, и я общаюсь с этим человеком, и мы делаем коллабы. У меня есть друг нейропсихолог – она рассказывает про устройство мира, как все работает, как человек появляется и мы вместе разбираем структуру, в котором все вместе живем. Для того, чтобы коллабирориваться, нужно, чтобы человек рядом с тобой побыл, чтобы ты с ним что-то прожил.

Василий Кононов-Гредин "Сад камней", 2021

- У Вас есть работа «Сад камней», в которой Вы использовали зеркальные панели для монтирования их на скалах заброшенного карьера – планируете ли Вы когда-нибудь их демонтировать, когда вода естественным образом наполнит карьер и затопит работы и пропадет смысл работы – восприятие ландшафта с помощью отражения света на воде и скалах карьера? 

 

- Конечно, не планирую. Пускай обрастут медным купоросом и станут снова металлом. Эти вечные спасения… Люди стараются не потерять память свою, которая утекает все равно сквозь пальцы. Поэтому если произведение искусства разрушилось, значит оно разрушилось. Если его можно восстановить и нужно, чтобы оно было восстановленным, но люди в основном восстанавливают то, что обросло историей. Но спасание искусства вызывает какое-то сожаление, я бы не хотел, чтобы искусство, предназначенное для какого-то места, кто-то куда-то спасал. Потому что нечего спасать. Все равно в итоге окажется в земле.

 

- Где находится этот карьер? 

 

- Находится в городе Сатка, и там под ним Березовский карьер, куда можно записаться на экскурсию. Сейчас как раз «Сад камней» подан на премию Курехина, в лонг-лист вошел, так что можно будет посмотреть фотографии на выставке номинантов.

- А у Вас есть проект, которым Вы гордитесь? 

- Да – это последний всегда. Надо делать сразу хорошо, тогда твоя любимая работа будет та, которую ты делаешь сейчас.

 

- А работаете ли сейчас над каким-то проектом? 

 

- Первый проект, над которым я сейчас работаю – это выращивание микрозелени. Я через день ее поливаю. А второй – это педагогика, я же педагог раннего детского развития. Вот сейчас два моих главных проекта. А вообще в моем блокнотике много идей для выставок – только предложите и мы начнем работать.

press to zoom

press to zoom

press to zoom

press to zoom
1/3
Василий Кононов-Гредин «Русская смерть», 2021

- В описании к выставке «Русская смерть» указано, что иконы, использовавшиеся в рамках проекта были найдены на экспедициях. Это Вы проводите экспедиции? 

 

- В Кирове есть краеведческий центр русской и славянской письменности «Мир», который проводит экспедиции по заброшенным деревням, собирая в опустевших домах оставленные вещи, которые пополняют коллекцию музея. Я с детства с ними ходил в экспедиции, и это было всегда потрясающе, потому что когда ты 16-летним парнем идешь 20 км, а потом видишь огромную деревню в полной тишине – эти впечатления создают что-то невообразимое в душе.

 

- В вашем проекте «Русская смерть» Вы демонстрировали икону Богородицы, которая служила столешницей, что это означает, на Ваш взгляд? Смерть веры в нашей стране? 

 

- Я думаю, это слом идеологии и структуры, в которой мы существуем. На самом деле, я думаю, что то, что произошло с нашим народом – оторванность от земли, которая послужила во многом той неустроенности, которая существует в нашем обществе сейчас, потому что если взять западно-европейскую страну – у них тот, кто владел землей, продолжает ею владеть, что бы не происходило – народ всегда продолжал стоять на своей земле, и наша страна так же стояла, наши предки накапливали эту энергию стояния на своей земле, а то что произошло в начале XX века в нашей стране – весь народ перемешался, процессы отбирания земли породили неустроенность, которая существует по сей день. Возможно мы были бы другими, если бы мы не были оторваны от своей земли. Я не говорю о том, что нужно любить свою землю, но если взять французского фермера – у него дед и прадед занимались фермерством, и его дети будут продолжать это дело. В этом случае происходит накопление энергии, а мы будто мышки бегаем и не понимаем, где наша норка, мы пытаемся делать норки, но у этих норок пока что нет корней, поэтому так легко все расстаются со страной.

 

- А что бы Вы посоветовали начинающим художникам? 

 

- Наверное, я им посоветую побольше читать. Книжки по биологии, детективы, новости, обзоры военных конфликтов, исследования рыб, новые открытия в физике, разобраться, что значит Бозон Хиггса, откуда, как работает коллайдер, как, почему собаки все время бегают за городом, куда они ходят. Я советую побольше интересоваться, потому что тот, кто проявляет любопытство и интересуется – он становится все большим и большим передатчиком, который проведет большее количество сигналов, он больше всего заметит, ему будет интереснее жить, и он будет очень внимательный к жизни, его творческие практики начнут расти и меняться. Поэтому молодым художникам советую читать побольше, любопытствовать побольше и правильно будет, конечно, почитать книги по философии. Конечно, не корить себя за безделье, дать себе возможность быть бездельником. Только бездельники могут что-то придумать.

Интервьюеры:
Екатерина Милославская
Анастасия Перова