АРТ-ПЕРСОНА МЕСЯЦА 

Maria Kostareva

Мария Костарева родилась в 1989 году в небольшом поселке в Тверской области. В 17 лет переехала в Москву, где с тех пор живет и работает. В прошлом графический дизайнер, с 2007 года является full-time художником. Имеет степень бакалавра истории искусств (МГАХИ им. Сурикова), а также защитила магистерскую диссертацию на программе Визуальная культура в НИУ ВШЭ.

 

Работы были опубликованы в таких изданиях, как Friend of the Artist (Summer 2017) и Lula Japan Magazine (Issue 11, Fall-Winter 2019). Регулярно принимает участие в выставках в России и за рубежом, среди которых Presence (Curatorial & Co, Сидней, Австралия), Where we once were someone (Young Space, online), Посмотри на себя (галерея AZOT, Москва), 30 Under 30 (Viridian Artists, Нью-Йорк, США). Работы находятся в частных коллекциях в России, Австралии, США, Великобритании, Франции.

 

В своем творчестве ориентируется на опыт работы художников XX века, особенно Ричарда Дибенкорна, Фрэнсиса Бэкона, а также  вдохновляется философскими идеями  теоретиков образа, таких как Мерло-Понти, Диди-Юберман, Марьон.

- Вы - художник с искусствоведческим бэкграундом, как это сказывается на Вашем творчестве? Просчитываете ли Вы как искусствовед, сработает та или иная концепция на арт-рынке или Вы следуете за порывом души? 

- Думаю, я отчасти обязана своему искусствоведческому образованию тем, что всерьез занялась живописью. Я изучала историю искусств на заочной программе Суриковского института, параллельно работая дизайнером в издательстве. Через насмотренность пришло осознание, что я хочу делать сама как художник, так что получение диплома совпало с уходом с работы. История искусств дает понимание всего многообразия путей художественного самовыражения, что для меня стало равносильно уверенности, что для каждого искусства найдется свой зритель. Так что это не про стремление просчитать реакцию зрителя и руководствоваться ею, а наоборот - довериться себе и своему видению.

- Центральной темой Вашего творчества являются люди, взаимодействующие друг с другом в городской среде. Почему решили сфокусироваться именно на этом? 

- Я родилась и провела детство в поселке Приволжский в Тверской области. Думаю, последующий переезд в Москву очень повлиял на формирование моего интереса к этой теме. Если в моем привычном пространстве все друг друга так или иначе знали, в мегаполисе я испытала новый опыт нахождения среди незнакомых людей. Мои работы - способ уловить отголоски этого переживания. Мне никогда не нравились туристические открытки с видами городов, поскольку часто они изображают пространство вакуума, город без жителей. Для меня же город - это прежде всего плотная ткань взаимодействий: между разными людьми, человеком и архитектурой.

Maria Kostareva, "Bored Women", 50x70 cm

Maria Kostareva, "Fresh Morning", 60x60 cm

- Несмотря на интерес к людям, Вы лишаете их лиц, почему так происходит? 

 

- Большая часть персонажей моих картин - незнакомцы. Впрочем, я верю, что и близких людей мы никогда не сможем окончательно узнать. На картинах они лишены лиц, поскольку для меня это возможность оставить их неузнанными. Взаимодействие с незнакомцами, неизбежное в городе, вызывает чувство тревоги, неопределенности. Но не нужно забывать, что и мы сами незнакомцы для кого-то. Для меня в принципиальной непознаваемости Другого скрыта очарованность многообразием мира, возможность постоянно удивляться и удивлять. 

Richard Diebenkorn, "Girl and Three Coffee Cups" 1957

Фрэнсис Бэкон, "Триптих в память Джорджа Дайера" (Фрагмент),  1971

- Вы нам рассказали, что путеводными звёздами своей творческой карьеры считаете Ричарда Дибенкорна и Фрэнсиса Бэкона. Интересно было бы узнать, занимаетесь ли Вы так же как Бэкон исследовательской деятельностью в искусстве? 

 

- В прошлом году я защитила магистерскую диссертацию по теории образа, так что, можно сказать, да. Для меня живопись это, прежде всего, интеллектуальная деятельность. Я не очень верю в концепт музы или вдохновения, предполагающие, что художник работает не вполне осознанно. Так что теоретический подход Бэкона или, например, Сезанна мне очень близок.

- Почему Вы выделяете именно этих двух художников? Можно ли назвать Вас продолжателем традиций и стилей, в которых работали эти мастера? 

 

- Упомянутые вами авторы мне особенно интересны с точки зрения баланса между фигуративной и абстрактной живописью. Что касается Дибенкорна, у него необычный путь, поскольку он пришел к фигуративной живописи через абстракцию, а не наоборот, как бывает гораздо чаще. Фрэнсис Бэкон, я считаю, важнейший живописец второй половины ХХ века, и его, в числе прочего, так же интересует эта связь. Он много размышляет о том, как написать фигуративную работу, но лишенную сюжета. Если говорить о том, что я заимствую у этих авторов, то речь не о стиле, хотя визуально они мне, конечно, тоже близки, а скорее в ряде общих для нас вопросов, ответы на которые я ищу в своей работе.

- Вы также ориентируетесь в своем творчестве на философские идеи теоретиков образа, таких как Мерло-Понти, Диди-Юберман и Марьон. Можно ли сказать, что Вы отталкиваетесь от их идеологии в своих картинах? 

 

- Можно сказать, что я отталкиваюсь от их идеологии, когда думаю о восприятии искусства, в том числе моего. Эти авторы особым образом понимают образ, их объединяет «открытая» концепция искусства. В то время как классическое искусствоведение видит свою задачу в том, чтобы объяснить искусство, современные теоретики образа ставят вопрос, что происходит между зрителем и образом помимо прочтения сюжета. И меня как художника тоже интересует, почему люди по-разному видят одно и то же произведение искусства. Очевидно, опыт его восприятия не ограничивается интерпретацией смыслов.

- Ставите ли Вы перед собой цель разработать какую-либо новую технику? 

- Нет, чисто технические приемы мне никогда не были  интересны.

- Как повлиял и повлиял ли карантин на Ваше творчество? Удалось ли за время изоляции создать новую серию работ? 

- Время изоляции я провела в своей московской квартире. Отсутствие возможности работать в мастерской заставило меня использовать холсты непривычно маленьких размеров, около 20-30 см. На них я изображала повседневные занятия - принятие ванны и сон. Такой вариант эскапизма в стенах квартиры. Изоляция - очень противоречивый опыт. С одной стороны мы были замкнуты в ограниченном пространстве, многие провели это время в одиночестве. С другой стороны, невозможно игнорировать то, насколько общими были эти переживания, ведь мы могли разделить свои чувства с большей частью земного шара. Думаю, у меня получились очень универсальные работы, резонирующие с разными людьми. Вероятно, поэтому они встретили большой отклик, и сейчас многие из них проданы коллекционерам со всего мира.

- До 21 августа 2020 года Ваши работы можно увидеть в галерее ART&BRUT, которая открылась совсем недавно. Расскажите, почему вы с кураторами решили выставить именно эту серию? 

- Я начала готовиться к персональной выставке в прошлом году. Тема, можно сказать, пришла сама. Я изучила свои последние на тот момент работы, все они были объединены темой незнакомцев, будь то прохожие или случайно встреченные в общественных пространствах люди. С пониманием общего настроения будущего проекта, я написала еще несколько работ, включая триптих Summertime Sadness. К тому моменту галерея ART&BRUT, которая поддержала меня еще на промежуточном этапе, была готова открыть новое пространство, куда идеально вписалась готовая серия. Я думаю, этот проект через тему незнакомцев в целом отражает проблему восприятия самого себя и своих границ познания. Сталкиваясь с неизвестным, что мы предпочтем, быстро идентифицировать его, сузив значение до безопасного, или признаем, что эта часть мира не познана, и позволим себе открыться ей навстречу, несмотря на страх.

Maria Kostareva, "Summertime Sadness" (триптих), 60x60 cm

Maria Kostareva, "Frosty Midday", 80x80 cm

Maria Kostareva, "In the Window", 70x90 cm

- Какие цели Вы ставите перед собой? 

- Я планирую развивать свою карьеру не только в России, но и за рубежом. На данный момент я уже продуктивно сотрудничаю с Сиднейской галереей Curatorial+Co, которая скоро открывает новое пространство групповой выставкой с моим участием. Теперь смотрю в сторону Нью-Йорка. Кроме того, в следующем году я планирую поработать в художественной резиденции. У меня уже был подобный опыт, и я с нетерпением жду новой возможности. Что касается непосредственно живописи, цели меняются с каждой новой работой. 

- Что можете посоветовать начинающим художникам? 

- Доверять себе. Живопись, да и искусство вообще - это эмоционально очень затратный процесс, поэтому есть смысл вкладываться в то, что вам действительно важно.

Работы художника вы можете приобрести в нашей онлайн-галерее.

Maria Kostareva, "Until Dawn", 60x60 cm

Использование материалов 1artchannel разрешено только при наличии ссылки на источник. Все права на фотографии и тексты принадлежат авторам.
© 2015-2020 1artchannel

  • Facebook - Белый круг
  • Instagram - Белый круг
  • Vkontakte - Белый круг
  • YouTube - Белый круг

О НАС