Использование материалов 1artchannel разрешено только при наличии ссылки на источник. Все права на фотографии и тексты принадлежат авторам.
© 2015-2019 1artchannel

О НАС

Диалоги об искусстве с Дмитрием Волковым

11 Mar 2016

Героем рубрики "Диалоги об искусстве" стал Дмитрий Волков - сооснователь SDVentures, активно поддерживающий проекты в области современного искусства, находящихся на стыке с высокими технологиями, что находит отражение и в корпоративной философии компании Art in Technology: When art & technology collide.

 

 

 

- Как произошло Ваше знакомство с искусством?

- Увлечения музыкой, танцем и театром пришли еще в детстве. Я достаточно много играл на фортепиано. С юношеским театром попал на гастроли в США, Голландию, Францию, Люксембург сразу, как упал «железный занавес». Даже танцевал в одном из мьюзиклов на Бродвее и в 13 лет сыграл главную роль в российском боевике (Роль «Юрки» в фильме «Чтобы выжить». Поэтому в некотором смысле искусство было частью моей жизни с самого начала. Но был, пожалуй, и некоторый перерыв. Пришлось много учиться перед поступлением в МГУ, а потом на первых двух курсах университета. Скоро добавилась работа. Приходилось совмещать дневную учебу и вечернюю работу. И только через некоторое время я смог найти время на увлечения.

Сейчас я возобновил занятия музыкой: сначала вспомнил свой репертуар классической музыки, а потом дополнил его джазовыми стандартами, которые иногда играю с трио. Но на публике я выступаю не часто, мои слушатели – это семья и близкие. Хотя, вот, сравнительно недавно участвовал в концерте выпускников бизнес-школы СКОЛКОВО, а осенью решился сесть за пианино в Саду им. Баумана в рамках нашего «Фестиваля уличных пианино». Теперь к музыке добавилось коллекционирование.

По мере расширения коллекции у меня сформировалось особое отношение к современным художникам. И я стараюсь находить возможности для совместных интересных проектов. Например, летом 2015 года я вместе со своей командой SDVentures участвовал в международном фестивале современного искусства и музыки Burning man, который каждый год проходит в пустыне штата Невада в Америке. Я давно хотел оказаться на этом событии и теперь могу сказать, что это опыт, не похожий ни на что. Специально для фестиваля совместно с художником Олегом Куликом мы создали арт-объект OraculeTang, говорящую обезьяну-робота, которая стала главным героем нашего лагеря на Burning man.

 

 

- Чем Вас привлекает Science Art?

- Работая с IT-проектами в интернет-сфере Social Discovery, понимаешь, что технологии и искусство имеют точки соприкосновение. Они взаимно обогащают друг друга и расширяют рамки. Это убеждение лежит в основе корпоративной философии компании SDVentures – Art in Technology: When art & technology collide. Искусство вдохновляет на инновации. Инновации движут технологиями, а технологии – нашим бизнесом. Но существует и обратная связь: технологии, становятся темой для произведений искусств.

Science Art размывает границы между искусством и технологиями. Это направление, где в основу будущего произведения искусства ложится технология или научная идея. Доминирование науки и технологий – отличительные черты эпохи, в которую мы живем. Science Art в полной мере отражает этот тренд, и это мне крайне любопытно.

Мой первый личный опыт погружения в Science Art связан с открытием офиса SDVentures в Риге, в котором мы организовали поп-ап выставку технологического искусства Superconduction (Сверхпроводимость). Куратором выставки стала Дарья Пархоменко, руководитель LABORATORIA Art&Science Space.


Концепцией стала идея сверхпроводимости как метафоры современного мира. Мир становится сверхпроводимым для коммуникаций: люди находят все новые и новые способы общения, приближаясь к точке, где существование будет немыслимо без постоянной связи друг с другом. Эта своеобразная точка коммуникационной сингулярности, сверхпроводимости.

 


- Как быстро художники могут воспринять технологии и начать использовать их для своего творчества? Требуются ли определенные навыки художнику для работы с технологиями?


- Цель Science Art — формирование языка, на котором могут общаться художники и ученые, на котором можно будет более полно описать мир. Достижение этой цели предполагает сотрудничество, казалось бы, совсем разных людей – творческих и рациональных. В результате такого взаимодействия и рождаются впечатляющие арт-объекты. Значимость работы художника определяется эмоциональным воздействием на аудиторию. И Science Art в этом плане не исключение. Художники берут на себя роль посредников между серьезной наукой и широкой общественностью, и должны быть максимально погружены в тему исследования, чтобы наиболее точно передать творческий замысел.

 


- Как обстоит ситуация в России с этим направлением? Какие по-вашему перспективы у Science Art в России?


- Могу сказать, что в России Science Art только начинает набирать обороты. Это связано с тем, что традиционно наука и искусство были достаточно обособлены. Конечно, ситуация постепенно улучшается, но это не быстрый процесс. Поэтому художникам трудно находить возможности для сотрудничества с учеными и участия в исследованиях.


Однако уже сегодня можно назвать ряд проектов, которые успешно работают над развитием Science Art в России. Во-первых, LABORATORIA Art&Science Space и ее руководитель Дарья Пархоменко лично. LABORATORIA – первый и пока единственный исследовательский центр, который занимается построением открытого диалога между наукой и искусством: это и содействие в создании новых арт-объектов, и проведение выставок, и организация дискуссионных клубов.


Кроме того, Политехнический музей проводит замечательную программу «Polytech.Science.Art: Наука.Искусство.Технологии» под руководством куратора Натальи Фукс. Музей привозит художников мирового уровня, которые делятся опытом и проводят мастер-классы для российских коллег.


Мне хочется верить, что SDVentures также вносит свой вклад в развитие технологического искусства. Мы планируем развивать свои проекты. В этом году мы привезем еще одну экспозицию Superconduction в Минск. И проведем «Фестиваль уличных пианино 2.0». В прошлом году, по нашей задумке, несколько молодых российских художников превратили привычные инструменты в настоящие арт-объекты, а профессиональные музыканты устроили потрясающие уличные выступления. Так нам удалось добавить собственный колорит в давно известный на Западе формат. Этой осенью мы хотим пойти дальше и привлечь к участию в проекте технологических художников. Пианино станут удивительными интерактивными инсталляциями. Мы покажем, как музыка может взаимодействовать с наукой. Уверен, эффект будет сильный.

 


- Есть ли в России научная база для этого вида искусства?


- Конечно! Российская наука является частью мировой науки. Передовые ученые работают вне географических рамок.


- Можете ли Вы назвать имена российских художников, работающих в этом направлении и известных за рубежом?


- Конечно. Это арт-группа «Куда бегут собаки», авторы нашумевшего хита международной ярмарки современного искусства Cosmoscow 2015 –лабиринта по которой путешествует белая мышка и ее виртуальные клоны.


Это Дмитрий Морозов, известный под псевдонимом ::vtol::, создающий потрясающие технологичные музыкальные инструменты. Например, инсталляция Silk из моей коллекции – это автоматизированный струнный инструмент, который в реальном времени отслеживает постоянно меняющийся  курс биткойна по отношению к основным мировым валютам, изменяя свое звучание.


Сергей Шутов, который совместно с нейробиологом Константином Анохиным построил научную станцию в форме голубя. Или один из основателей инженерного театра Ахе в Санкт-Петербурге Максим Исаев.


- Назовите самый интересный, по Вашему мнению, проект, и почему?


- Сложно выделить какой-то объект, каждый из них интересен по-своему. Одна из моих любимых работ – инсталляция On Broadway американского аналитика big data и дизайнера интерфейсов Льва Мановича. Она очень близка мне эмоционально. Вдохновением для художника стала нью-йоркская улица Бродвей, дорогое и важное для меня место. На экране – 13 уровней представления этой улицы. Среди них: и изображения зданий на GoogleMaps, и статистика по движению такси, и количество твитов и фотографий пользователей в Instagram в этом районе. Перемещая карту руками, можно погружаться вглубь улицы и исследовать ее новые измерения. Еще одна удивительная работа – инсталляция латышских художников «Поговори со мной» Раса и Райтис Шмитсы – онлайн-интерфейс, позволяющий людям общаться с растениями и посылать им сообщения даже из других стран. Инсталляция с цветком – в некотором роде обратная сторона поведения людей в социальных сетях, где многие пытаются представить идеальную картинку своей жизни, зачастую далекую от реальности. Разговор же с цветком очень искренний, здесь не нужно надевать маску или пытаться произвести ложное впечатление.


- Существуют ли существенные различия между работами наших художников и их западными коллегами?


- Как и любое искусство, Science Art глобально и интернационально. Здесь не может быть каких-то национальных особенностей. Но мне кажется, что у российских художников есть в этом значительный потенциал.


- Всякое искусство в какой-то момент начинает выходить на торги. Что происходит в данный момент между Science Art и аукционами?


Коллекционирование современного искусства – своего рода венчурная инвестиция. Сегодня технологичное искусство относительно доступно, но предсказать, во сколько его оценят через 10-15 лет невозможно. Стоимость любого произведения искусства складывается из множества факторов: каков общий интерес к теме, насколько популярен тот или иной художник, сколько желающих на рынке приобрести этот арт-объект и т.д. Одно можно сказать: за инновациями, в том числе в искусстве, – будущее. Уверен, что через какое-то время аукционы технологического искусства станут вполне обыденным явлением.


- Есть ли желающие приобрести такое искусство? И что приобретает покупатель в таком случае — идею или объект?


- Отдельные арт-объекты приобретают музеи современного искусства. Однако нужно учитывать, что технологические произведения искусства требуют особого режима поддержания во время работы и специальных условий хранения. И это отчасти является ограничением.


Безусловно, покупатель приобретает идею. Технологичное искусство требует компетентного зрителя. Аудитория должна хотя бы частично понимать механику или суть научной разработки, положенной в основу произведения. Только тогда можно достичь максимального эмоционального контакта между художником и конечным потребителем.


С другой стороны, фурор художников, группы «Куда бегут собаки» и Дмитрий Морозова (::vtol::), на международной ярмарке современного Cosmoscow 2015 в Москве говорит о том, что и широкая публика начинает проникаться Science Art, оно становится новым интеллектуальным трендом в современном искусстве.



 

Please reload

  • Vkontakte - Black Circle
  • Facebook - Black Circle
  • Instagram - Black Circle

Читайте также:

Бэнкси открывает онлайн-магазин

November 6, 2019

Даша Жукова вышла замуж за коллекционера Ставроса Ниархоса

November 1, 2019

Третьяковская галерея получила в дар произведения современных российских художников

October 28, 2019

1/16
Please reload