Спутники на всю жизнь: фатальная близость Марианны Веревкиной и Алексея Явленского

Швейцарские музеи остаются открытыми, несмотря на кризис. В настоящее время выставка в Асконе (Тичино, Швейцария) объединяет роковую пару художников - Алексея Явленского и Марианну Веревкину.

Алексей Явленский "Автопортрет", 1912 (Museum Wiesbaden) Марианна Веревкина "Автопортрет", около 1910 (Städtische Galerie im Lenbachhaus und Kunstbau München)

Фото Марианны Веревкиной и Алексея Явленского


9 мая 1922 года Алексей Явленский отправил последнее письмо своей жене, Марианне Веревкиной, в котором он написал: «Я не вернусь к Вам. После всего, всего, что было – невозможно жить вместе. Там, где царят ненависть и презрение, нет места для любви, а без любви не может быть и совместной жизни». Они ссорились и раньше, но в этот раз разлука казалась окончательной. За полтора года до этого Марианна Веревкина писала их общим друзьям Паулю и Лили Клее: «Теперь наше 27-летнее сожительство проходит на площади Асконы в пыли и грязи».

Алексей Явленский "Автопортрет с цветком в руках", около 1921 Museum Wiesbaden


Но эти двое знали и совершенно другие времена, как бы их сегодня назвали – "гламурные" времена в Мюнхене и в загородных имениях дворянских семей в России – времена, когда они произвели революцию в искусстве и ворвались в историю. Существовали пары художников и до этого - например, Огюст Роден и Камилла Клодель. Но тогда как у Родена и Клодель роли были чётко распределены: он учитель, она ученица, он – прославленный скульптор, она, хотя и равная ему как художник – возвышенная, непостоянная и эмоционально неустойчивая любовница, у Явленского и Веревкиной обстоятельства сложились несколько иначе – намного современнее, если угодно. Она уже была успешным художником и поддерживала «молодой талант» Явленского не совсем бескорыстно.

Марианна Веревкина "Идиллия осени", 1910

Museo communale d'arte moderna, Ascona


Из-за обеих характерных вечным бегством и изгнанием биографий особенно обширные коллекции их произведений собрали два музея в Германии – Музей Висбадена и Lehnbachhaus в Мюнхене. Совместно с Museo Comunale d’Arte Moderna в Асконе они объединили усилия, чтобы представить работы Марианны Веревкиной и Алексея Явленского на выставке, которую теперь можно увидеть в Асконе. Выставка называется «Lebensmenschen» («Спутники на всю жизнь») и включает порядка 200 картин различных этапов их творчества. В дополнение к работам, находившимся в их собственности, кураторы приняли решение показать зрителям произведения художников, находящиеся в известнейших музеях Германии, в собрании коллекционеров и фондов, таких как Фонд Марианны Веревкиной, Культурный фонд Курта и Барбары Альтен в Асконе, Центр Пауля Клее в Берне и Музей Соломона Гуггенхейма в Нью-Йорке.

Алексей Явленский "Зрелость", около 1912 Städtische Galerie im Lenbachhaus und Kunstbau München


Одна из старейших картин выставки, «Человек в мехах», написана Марианной Веревкиной примерно в 1890 году. Художница училась у самого выдающегося на тот момент художника в Российской Империи – реалиста Ильи Репина, создавшего своей картиной «Бурлаки на Волге» икону русского искусства. На выставке также можно увидеть картину самого Репина – портрет молодой Марианны, изображающий ее смеющейся после неудачного случая во время охоты. Лишь со второго взгляда заметно, что правая рука у неё забинтована – ее прострелили, что чуть было не завершило карьеру художницы трагически и рано. Столкнувшись с перспективой никогда больше не рисовать, Марианна тренировалась держать кисть с железной дисциплиной.

Илья Репин "Марианна фон Веревкина", 1888


По «Мужчине в мехах» хорошо видно, что было бы потеряно, если бы она бросила искусство после несчастного случая. Это одна из тех картин, которым в возрасте всего 30 лет она была обязана званием «русского Рембрандта»: мастерски в своей живописной манере она изобразила меховой воротник пальто седого мужчины, его длинную седую бороду и воплощение жизненной силы, действительно напоминающее великие картины голландского «золотого века» за 200 лет до этого. В 1893 году Веревкина написала «Автопортрет в матросской блузке», хранящийся теперь в Museo Comunale d’Arte Moderna в Асконе. Это свидетельствует о том, что художница полностью восстановила виртуозную раскованность кисти после происшествия на охоте.

Марианна Веревкина "Автопортрет в матросской блузке", 1893


Годом ранее, в 1892, они с Алексеем Явленским впервые встретились благодаря Илье Репину. Кураторы также включили в выставку одну из картин Явленского тех ранних лет и автопортрет. Также как «Человек в мехах» и «Автопортрет в матросской блузке» Веревкиной, эти работы показывают, что художник принадлежит к умеренному авангарду начала 90-х годов XIX века.

В октябре 1896 года Алексей Явленский и Марианна Веревкина, уже как пара, переезжают в Мюнхен. Причиной послужило некое классическое для художников существование. «Жизнь, – как писал их общий друг, художник, а позже музейный деятель и теоретик искусства Игорь Грабарь, – была недорогой, и проходила с лёгкостью». Марианна Веревкина сняла большую квартиру на Гизелаштрассе возле Английского сада, которую она могла себе позволить, потому что император назначил её отцу солидную пенсию, перешедшую к ней после его смерти. В созданном ею салоне гости наслаждались «всевозможными пирогами, блинами, гречкой и пили чай». Кроме того, велись «нескончаемые разговоры об искусстве, всегда о последних выпусках художественных журналов и о новой моде, в очередной раз заменявшей только что устоявшееся».

В следующие два десятилетия в салоне Веревкиной собирались молодые прогрессивно настроенные художники – Ян Веркаде, Адольф Эрбслё, Пауль Клее и Франц Марк. Василий Кандинский и Габриеле Мюнтер тоже познакомились с Явленским и Веревкиной – все четверо позже поехали создавать новые шедевры в Мурнау, где пары чуть не рассорились. Однако эти поездки несли и пользу – именно там Явленский и Веревкина познакомились с народным творчеством: в первую очередь их очаровали яркие краски росписи по стеклу, что позже привело к неожиданным последствиям.

Марианна Веревкина "Мост", 1929 В частной коллекции


В то время, как мюнхенская квартира постепенно превращалась в место встречи представителей искусства, жизнь обоих художников сильно менялась – можно сказать, все стало значительно сложнее. Для Веревкиной о браке не могло быть и речи, поскольку ее семья считала Явленского – выходца из низшего дворянства – неподходящей партией, и она не собиралась с ними спорить. В это время он завел отношения с Еленой Незнакомовой, возмутительно юной служанкой Марианны, которая родила Явленскому сына Андрея в возрасте шестнадцати лет. Отношения пары превратились в треугольник, ведь Елена была для Явленского не просто интрижкой, а вторым «спутником жизни», и именно она оставалась с ним до самой его смерти.

Вдобавок Марианна Веревкина бросила живопись примерно на десять лет, чтобы полностью посвятить себя задаче, которая развивалась в ней как фиксированная, хотя и нечетко сформулированная идея: она хотела принести в мир «новое искусство», и поскольку сомневалась, преуспеет ли она – женщина – в обществе того времени, Алексею Явленскому было суждено стать ее инструментом. Уверенная в его дальнейшем развитии, она приостановила свою работу и все же оставалась движущей силой. В Мюнхене стиль работы Явленского претерпевал фундаментальные изменения. Выставка показывает путь, ведущий от зарождения художника в стиле позднего импрессионизма через все более подчеркнуто символические фигуры к полной свободе в выборе палитры.

Портреты Елены Незнакомовой, написанные Явленским в 1900 году, все еще сильно привязаны к своему времени, однако затем метаморфоза художника ускорилась. Путешествуя по Франции, он познакомился с живописью неоимпрессионистов в Париже - эти впечатления нашли отражение в таких произведениях, как «Автопортрет в цилиндре» 1904 года. В следующем году они с Кандинским посетили недавно основанный Салон d’Automne, где были очарованы фовистскими картинами Анри Матисса. Это сильно повлияло на стиль Явленского, и Веревкина тоже с энтузиазмом приняла эту инициативу.

Марианна Веревкина и Алексей Явленский в мастерской


Тем временем она осознала, что её «подопечный» не годится на роль гомункула от искусства, и снова начала создавать картины. Однако начала она не с того места, на котором остановилась, а одним большим прыжком преодолела более 15 лет, прошедших с момента создания «Автопортрета в матросской блузке». Одна из работ, вновь сделавших ее главной героиней «нового искусства» – номер один в каталоге выставки – насыщенный красочный автопортрет, хранившийся в Lehnbachhaus. При взгляде на него становится понятно, почему художники «розового салона» Веревкиной с энтузиазмом воспринимали новые открытия в области химии - они видели в них возможность усилить яркость красок. На автопортрете примерно 1910 года Веревкина пишет свое лицо и голую шею всеми цветами радуги. Глазные яблоки на картине не белые, а светло-голубые, а радужные оболочки - ярко-оранжевые.

Марианна Веревкина "Любовный вихрь", 1917


К тому времени Явленский уже нашел свой стиль. На его автопортрете из музея Висбадена, созданном вскоре после этого, традиционен только мотив. Все остальное – палитра, реалистичность изображения, композиция в целом – дает понять, что два художника разными путями идут к одной и той же цели: к абстракции. Они часто пересекаются, и в конце концов становятся настолько близки, что эта близость становится невыносимой. Выставка отчетливо показывает, насколько в то же время сильно они повлияли друг на друга. Изображенное в цветах радуги лицо, написанное Веревкиной примерно в 1910 году, можно увидеть в почти идентичном виде на созданном Явленским в 1910 году портрете его племянника Никиты. Невозможно определить, кто на кого больше повлиял. В любом случае то, как Веревкина использовала цвет для передачи атмосферы и чувств в годы перед Первой мировой войной, впечатляет. На её картине «Печальное настроение», выполненной темперой на картоне, две заметные фигуры являются только некими знаками, а дуэт синих и красных тонов составляет, собственно, центр композиции.

Марианна Веревкина "Трагическое настроение", 1910 Fondo Marianne Werefkin, Museo Comunale d’Arte Moderna, Ascona


В ее грандиозной и мрачной картине «Пивной сад» доминирует экспрессионизм цвета. Предполагаемое спокойствие, удерживающее гостей за как бы мерцающими голубым светом столиками, кажется хрупким на горящем красном фоне: несомненно, это пивной сад прямиком из ада.

Марианна Веревкина "Пивной сад", 1907

Однако настоящий ад на земле этим двоим еще только предстояло испытать. С началом Первой мировой войны русские в Мюнхене внезапно стали «враждебными пришельцами» и обязаны были покинуть город в течение суток. Художники бегут в Швейцарию, где вчетвером поселяются сначала на Женевском озере, затем в Цюрихе и, наконец, в Асконе в Тичино. В Швейцарии Явленский начинает работать над своей знаменитой серией вариаций - эти пейзажи и портреты он называл «песнями без слов»: цвета становились не просто зеркалом внутреннего душевного состояния, но самими объектами - так он предвосхитил основные направления искусства второй половины XX века.

Алексей Явленский "Песни без слов", 1918 В частной коллекции


Картины, написанные Марианной Веревкиной в годы изгнания, лишь незначительно ближе к реальности – создается впечатление, что и для нее фигуры являются лишь предлогом для воспроизведения контрастов и диссонансов. Уже долгое время между парой болезненно витает предчувствие окончательного прощания. Веревкина остается в Асконе, а Явленский с Еленой Незнакомовой и их сыном переезжает в Висбаден. Их некогда роскошный образ жизни стал хрупким, но даже на расстоянии оба они черпают силы из того, над чем они вместе работали более 30 лет, для поздних работ, которые излучают невероятную энергию до самого конца. Веревкина создает такие картины, как «Ночная смена» (1924 г.), «Живые и мертвые» (также 1924), и «Аве Мария» (1927 г.), на которых цвета переливаются так, будто она выплескивает результат всего своего жизненного опыта на каждую из работ. Явленский продолжает работать над «вариациями», ни разу не повторяясь в них.

Марианна Веревкина "Аве Мария", 1924 Fondo Marianne Werefkin, Museo Comunale d’Arte Moderna, Ascona


Когда в 1938 году он услышал о кончине своей бывшей спутницы, это стало большим ударом для Явленского. Споры, любовь, ревность, привязанность, разлука – все отходит на второй план, и он остается опустошенным. Годом ранее он произнес фразу для своих мемуаров, которую с тех пор много раз цитировали. Явленский вспоминал 1892 год, год их первой встречи. «Это знакомство, – сказал художник, – должно было навсегда изменить мою жизнь. Я стал другом ей – этой умнейшей и удивительно одаренной женщине».




Выставка продлится до 10 января 2021 года. "Alexej von Jawlensky und Marianne von Werefkin– Lebensmenschen"

Museo Comunale d’Arte Moderna

Использование материалов 1artchannel разрешено только при наличии ссылки на источник. Все права на фотографии и тексты принадлежат авторам.
© 2015-2020 1artchannel

  • Facebook - Белый круг
  • Instagram - Белый круг
  • Vkontakte - Белый круг
  • YouTube - Белый круг

О НАС