top of page

История семейных взаимоотношений Суржаны Ширабдоржиевой и Марии Паниной в стенах HSE ART GALLERY

Галерея современного искусства HSE ART GALLERY представила персональные выставки двух молодых художниц — Суржаны Ширабдоржиевой и Марии Паниной. Оба проекта базируются на глубинных воспоминаниях художниц из их детства — историях семейных взаимоотношений, травмах взросления и даже одиночестве внутри семьи. Мы пообщались с Суржаной и Марией, чтобы разобраться в представленных на выставке архетипических образах.

Суржана Ширабдоржиева и Мария Панина


Ваши выставки были реализованы в пространстве, где вы учились и провели достаточно много времени. Что для вас лично значит это пространство и насколько это отразилось в ваших проектах?


Мария: Это моя первая персональная выставка в Москве, и я рада, что она прошла именно в пространстве HSE ART GALLERY. Я как зритель и участник выставок галереи на протяжении нескольких лет слежу, как развивается проект. И для меня очень важно, что сегодня наши с Суржаной проекты проходят во время важных перемен в галерее на Пионерской: HSE ART GALLERY развивается и активно взаимодействует со студентами. Каждая выставка — это новый уровень. Мой проект в HSE ART GALLERY определенно отличается оглаской и масштабом, и я благодарна Дарье Пыркиной и Вассе Пырковой за приглашение в пространство и за точный кураторский взгляд на идею. 


Суржана: То, что выставка проходит в HSE ART GALLERY — галерее учебного заведения, где я провела несколько лет, — конечно, дает большую поддержку и валидацию. Мне было трепетно проводить выставку именно тут, «Школа Дизайна» тоже в какой-то степени родной дом. В пространстве галереи удалось собрать интересную историю из разных по форме работ, в отличие от моих предыдущих выставок, где скорее над всем главенствовал один концептуальный ход. Также, конечно, это уже другой уровень огласки — благодаря чему произошло много добрых встреч. Кураторы проделали большую работу, отчего наши с Машей проекты получили грамотную «огранку». Спасибо Вассе Пырковой, Дарье Пыркиной и Константину Аджеру за бережное и вдумчивое кураторство.

Персональная выставка Суржаны Ширабдоржиевой «Солнце с левой стороны», HSE ART GALLERY (2024)


Объясните значения не самых очевидных названий выставок «Солнце с левой стороны» и «Голубь, женщина, сфера и много пустого пространства».


Суржана: Когда летишь в самолете Улан-Удэ — Москва на рассвете, солнце с левой стороны. Я решила запомнить это, потому что в тот момент, когда я улетала из дома, мое сиденье было с правой, и иллюминатор заволокло снежинками. Мне подумалось, что раз солнце слева, оно должно их растопить и тогда можно было бы посмотреть на родные места издалека как в заднее окно машины.


Мария: Название выставки – это описание картины моего отца, которая стала главным объектом в работе над проектом.


Гостей актуальных проектов встречает образ родового гнезда Суржаны Ширабдоржиевой. Расскажите, почему он выполнен из иголок?


Суржана: Изначально этот образ появился в стихотворении, как интересное словосочетание. Затем я решила воплотить его в реальность. Это скорее не мое родовое гнездо, а что-то более абстрактное. Иголки здесь — бытовое, домашнее, отсылающее к соединению, созданию, ручному труду. Гнездо также про постройку, рождение, безопасность, но когда эти два образа соединяются — возникает болезненное сочетание, в которое я лично вложила скорее ощущения не в частности семейные, а в целом социальные.

Суржана, как Вы идентифицируете себя с семьей? И можно ли считать это отношение в Ваших работах или Вы даете лишь почву для того, чтобы зритель задумался о каких-то определенных вещах?


Суржана: Я очень люблю свою семью и скучаю по ней, так как я приезжаю домой два раза в год. Мне не хватает этого времени, чтобы быть внутри семейной жизни, и я часто вижу, как все меняется без меня. У меня была интенция хотя бы запечатлеть бытовые моменты и родных, чтобы мое призрачное присутствие вышло во что-то материальное. 

Персональная выставка Марии Паниной «Голубь, женщина, сфера и много пустого пространства», HSE ART GALLERY (2024)


Мария, можно ли считать, что Ваш проект — проработка Ваших травм?


Мария: Я бы не хотела, чтобы проработка травмы была смысловым акцентом этого проекта. Во время осмысления картины, как центральной части проекта, я вывела довольно сухую формулу работы над ней, чтобы только проект не превратился в смотр личного.

Для того чтобы работать, мне нужно не думать о личном, не думать о себе, иначе я просто провалюсь в бездну саморефлексии.

Но отчасти этот проект получился именно таким: получилась проработка травмы, связанная с моим рождением или травмы нерождения до моего рождения. Я думала, что не рожусь. Все-таки я бы назвала этот проект не про проработку травмы, а лишь про обнаружение вопросов экзистенциального характера.


Расскажите о вашей «коллаборации» со своим папой в рамках выставки?


Мария: Изначально проект задумывался как непосредственная коллаборация. Но такой линии развития проекта не получилось. Чтобы диалог совершился, я взяла картину отца. И взяла самую подходящую, которая заменила бы диалог с родителем: картину про наступающее рождение.


Внимание многих коллекционеров было приковано к последнему залу экспозиции, где были представлены клетки и перформативные объекты с мукой — они все обращены к теме времени до рождения?


Мария: В первую очередь они обращены к иконографии картины. Платье с высыпавшейся мукой из подола посвящено беременной женщине, изображенной на картине “Явление”. Инсталляция “Дух веет где захочет” посвящена голубю. Отпечаток в муке – условно “скрытой” иконографии. Инсталляции посвящены образам картины, но они будто отрицают благостное и светлое ожидание новой жизни – основной посыл картины “Явление”. Спустя время я понимаю, что объекты имеют амбивалентность темы: они и про попытку осмыслить время до рождения, а также про рождение и про смерть.


0 комментариев

Comments


bottom of page